Перейти на сайт

« Сайт Telenovelas Com Amor


Правила форума »

LP №07 (568)



Скачать

"Telenovelas Com Amor" - форум сайта по новостям, теленовеллам, музыке и сериалам латиноамериканской культуры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Telenovelas Com Amor" - форум сайта по новостям, теленовеллам, музыке и сериалам латиноамериканской культуры » #Твой сериал. Пишем сценарий » "В плену справедливости" - роман-ремейк на теленовеллу В плену страсти


"В плену справедливости" - роман-ремейк на теленовеллу В плену страсти

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

«В плену справедливости»

Аннотация

«В плену справедливости» - мелодраматический роман-сценарий, являющийся ремейком или первой инновацией теленовеллы «В плену страсти», снятой по произведению Каридад Браво Адамс «Плантация страсти». Главная героиня – тринадцатилетняя девочка (в первой части) и двадцатитрёхлетняя женщина (во второй части) длительный период своей жизни борется с живущей рядом несправедливостью, для неё самое главное – это чтобы все были счастливы, но только путём справедливости, а не клеветы и самовозвышения. В итоге жизнь показывает и всяким случаем доказывает ей, что справедливости на Земле быть не может. А может ли без справедливости существовать счастье? Прочитав эту историю, надеюсь, вам захочется задуматься над этим, а ещё над тем, живёт ли справедливость среди нас, поскольку прекрасная мексиканская теленовелла, которая лишь частично легла в основу этого романа, к сожалению, не позволила до конца это определить.

Вступление к первой части

Эта история не случилась бы с абсолютно любым человеком, потому что не каждый станет бороться за справедливость, жертвовать собой, не зная, чем всё это может закончиться, не зная слишком хорошо тех, кого он хочет защитить.
Мариита Леаль – главная героиня истории – обычная тринадцатилетняя девочка, которая, окончив шесть классов общеобразовательной школы Мадрида, переезжает вместе со своими родителями и старшими сёстрами-близнецами в маленький мексиканский городок Сан Бенито, где каждый человек знает друг друга. Её жизнь за один день становится совершенно другой: трудно представить себе озорного ребёнка, привыкшего к своей родной, большой столице в таком маленьком городишке, среди незнакомых людей. Но Мариита здесь не чувствует себя не в своей тарелке, скорее наоборот – буквально в первые дни своего переезда она идёт оформляться в школу, которая стоит  посреди красивого леса за рекой, где она с нового учебного года будет учиться.  Девочка знакомится там со своей учительницей и будущими одноклассниками, которые рады принять новенькую в свой коллектив, и между ними возникает замечательное общение. Учительница София на время  каникул организовывает в школе для детей театр, куда приходят заниматься и учиться актёрскому мастерству все желающие ученики. Мариита тоже с радостью присоединяется к ним. Она рассказывает своим новым друзьям о театральных постановках, которые она организовывала в школе Мадрида, и они их вдохновляют, и скоро Мариита параллельно с занятиями Софии ведёт свои занятия, в постановках которых принимают участие самые заинтересовавшиеся ученики её класса. За считанные дни Мариита становится подругой Бебес, лучшей ученицей её класса, и её компании из ещё двух девочек и трёх мальчишек. Мариита замечательно проводит время со своими друзьями, ни чуть не жалея о том, что покинула родную страну.   
А покинуть Испанию ей довелось всего лишь по причине того, что её отцу, Хуану Антонио Леалю, его давний друг детства, с которым он учился в одном колледже, а затем и в университете в Мехико, Амадор Монтеро, который являлся владельцем городка Сан Бенито и управляющим самого крупного завода этого города под названием «Ла Аврора», предложил ему очень выгодную работу по его специальности на этом самом заводе. А, поскольку в последнее время дела с работой в Мадриде у Хуана Антонио шли не так уж успешно, как следовало быть при его большой семье (ведь троих дочерей хотелось бы растить, не отказывая им, даже в самых несущественных капризах), он и принял решение переехать в Мексику, и его жена Даниэла также поддержала его в этом.
Поселилась семья Леаль в девятиэтажном доме, совсем недавно построенном, находящимся недалеко от площади. Квартира их, расположенная на третьем этаже, была на редкость уютной и просторной. Пусть это было не такой роскошью, к которой они привыкли в Испании, однако у каждого была своя комната с видом на западную часть городка, откуда виднелся изящный храм.
Даниэла Лауэр Леаль, мама Марииты и её сестёр, была очень своенравной женщиной, а иной раз и чересчур наставительной. Она любила Марииту, но в пример всегда ставила только старших дочерей. В младшей дочери ей не нравилась та прямота, с которой она всегда ко всем относилась, даже своих родных она попрекала в их неправильных поступках и никогда не отступала от своего мнения, но от этого порой и часто страдала. Даниэла, приехав в Сан Бенито, завела дружбу с женой друга своего мужа – Хосефиной Монтеро, кто знает, хотела ли она тем самым последовать примеру мужа или просто решила начать новую жизнь с новыми людьми.
Хулиэтта и Мариэтта, сёстры Марииты, старшие её на два года, были далеко не в ладах со своей младшей сестрой. С самого детства они считали её не равной самим себе. Марииту это абсолютно не задевало, более того, она даже смеялась порой с того равнодушия и неприязни, с которой они на неё зачастую смотрели. Но в обиду себя она не давала: если дело доходило до чего-то серьёзного, она смело пускала в ход кулаки и никогда при этом не проигрывала. Хулиэтта и Мариэтта знали, какая у них сестра на этот счёт, поэтому старались при ней никогда ничего не говорить плохого в её адрес. 
Вместе с семьёй Леаль в Сан Бенито прилетела Андреита – одноклассница Хулиэтты и Мариэтты и близкий друг их семьи, вместе со своей мамой и старшим братом. Семья этой девочки была очень бедной: её мать была инвалидом и не могла работать, а детей растить как-то надо было. Андреита была крестницей погибшего кузена Хуана Антонио, и, поскольку у них не было никого, кто бы им смог помочь, после смерти брата Хуан Антонио взял всю заботу об этой семье на себя. Поэтому семья Андреиты тоже переехала жить сюда, только поселились они совсем в другом доме, но не далеко от дома, где находилась квартира  семьи Леаль.
Хулиэтта и Мариэтта всё свободное время проводили в компании Андреиты, а Мариита не скучала вместе со своими новыми друзьями. Они гуляли по городку: по площади, ходили в кино, и, конечно же, не забывали о школьном театре – это было главным их занятием. Особенно радовалась появлению Марииты в её школе учительница София, молодая красивая женщина, поскольку ей казалось, что эта девочка сделает её школьный театр более популярным и процветающим, особенно, когда на представлениях побывают первые зрители.
Вечером, возвращаясь домой из школы через лес, Мариита, Бебес и их друзья часто останавливаются посреди тёмной лесной глуши, среди деревьев, и, затаив дыхание, слушают ночные звуки природы, каждый сочиняет какую-нибудь страшную историю, так, что домой подростки всегда возвращаются, полные впечатлений и фантазий.
На окраине леса стоит красивый, весьма необычного для такого городка, стиля, дом, принадлежавший теперь или когда-то, видно, что богатым людям. Проходя мимо него, Мариита никогда не замечает, чтобы из него кто-нибудь выходил или заходил в него. Однажды Мариита вместе со всеми заходит в арку этого дома, поднимается по ступенькам и заглядывает в окна, но через закрытые шторы ничего там не замечает. Дети перепрыгивают через некоторые разбитые ступеньки, напоминающие руины, и Мариита задумывается о том, кому бы всё это могло принадлежать.
- А, может, это твоя судьба?– таинственно спрашивает у неё Бебес. 
- О чём ты? – не понимает её Мариита. Она присаживается на подбитый бордюр у окна дома и внимательно слушает подругу. Бебес говорит, что сказала это просто так, а затем она рассказывает подруге, что в лесу этом у реки живёт одна старая знахарка, которую все в городке называют колдуньей. Она показывает Мариите её домик у реки, напоминающий старую хижину, возле которой стоят стол и стул. И после этого рассказа жизнь Марииты становится ещё более приключенческой и загадочной. 
Как-то раз она узнаёт от своих друзей, что колдунья эта живёт не одна, а вместе со своей внучкой, примерно возраста Марииты. Услышав это, ей захотелось познакомиться с этой девочкой, когда она её однажды увидела у реки, когда та пришла туда за водой, но Бебес и Армандо тут же отговорили её: с ней и так никто не водился – боялись дурного глаза бабки, тем более, что Мирейя эта, внучка знахарки, стала дружить с некой, совсем незнакомой Мариите, Хулией Сантос, общаться с которой друзья Марииты не хотели не под каким предлогом. О Хулии Сантос Мариита уже как-то слышала от Даниэлы. Хосефина Монтеро, ненавидя всю семью Фаберман Сантос, предупредила маму Марииты, чтобы она не позволяла дружить своей дочери с этой, по её мнению очень недостойной того девочкой, как она выразилась о Хулии. Сын Хосефины Пабло, тоже возраста Марииты, был лучшим другом этой самой Хулии, и она постоянно жалилась Даниэле о том, как бы оградить сына от такого дурного общения. Кто знает, что ещё там наговорила эта Хосефина Даниэле, но раз уж сама Даниэла сказала подобное Мариите, значит, на то были причины. Мариита же ничего не приняла близко к сердцу, она равнодушно отнеслась к «проблеме» подруги своей матери, к тому же сама Хосефина Мариите при первой же их встрече весьма не понравилась, поэтому ей было безразлично то, что там она посоветовала её матери. 
Когда-то, ещё до женитьбы на Хосефине, Амадор Монтеро был женихом Маргариты Фаберман – мамы Хулии Сантос. Но Маргарита предпочла выйти замуж за другого человека, а Амадор женился на Хосефине, и у каждого образовались свои семьи. Маргарита жила счастливо с мужем, дочерью и своей младшей сестрой, а Хосефина постоянно руг алась с мужем, за последнее время их жизнь стала невыносимой. От обиды и разочарования в личной жизни, Хосефина придумала этому причину – она разнесла по городку свои придуманные сплетни жителям Сан Бенито, в том числе и своей новой подруге Даниэле, что её муж изменяет ей с Маргаритой Фаберман. Маргарита была очень доброй, порядочной, а главное – красивой женщиной. Этой красоте Хосефина позавидовала до такой степени, что пустила по всему городку дурной слух об этой женщине. Так же она стала забивать голову своему сыну Пабло тем, что его подружка Хулия – плохая, нехорошая девочка, а Даниэле, которая эту девочку ещё и в лицо ни разу не видела, наплела таких небылиц, что не каждому сказочнику было бы дано насочинять за такой короткий срок.
Сама же Хулия была милой, доброй девочкой, как и её мама. Пабло, сын Хосефины, знал это, поэтому так сильно и дружил с ней с момента их знакомства. Также Хулия и Пабло дружили с мальчиком-сиротой их возраста по имени Хуан де Диоз, который жил в доме, принадлежащем храму вместе с местным священником падре Куко – родным братом Хосефины. А совсем недавно Хулия и её друзья завели дружбу с Мирейей – внучкой знахарки, с которой никто не дружил, а Хулии стало жаль бедную девочку, у которой, как и у Хуана де Диоз не было ни мамы, ни папы, вот они и стали дружить все вместе. Это были очень хорошие, добрые дети, и именно с ними в дальнейшем сведёт судьба Марииту.

+3

2

Часть первая

                                                         Где-то в бескрайней Вселенной
                                                                                                                                               Есть планета Земля,
                                                                                                                                             Живут на планете этой
                                                                                                                                               Все дети её, ты и я.

                                                                                                                                             На нашей планете прекрасной
                                                                                                                                              Леса есть, луга и поля,
                                                                                                                                            Моря есть и горные реки-
                                                                                                                                              Всё это наш дом – Земля.

                                                                                                                                                 Живите же, люди, в мире!
                                                                                                                                                Пусть будет прекрасным мир,
                                                                                                                                              Пусть в каждой стране планеты
                                                                                                                                              Спокойно живёт гражданин.

Глава 1

Всего за пару недель жизнь в городке Сан Бенито стала для Марииты  родной, другой она уже словно и не знала.
Всё шло своим чередом. Гуляния, репетиции. Пришёл и такой день, когда начались первые трудности и обиды. Однажды на репетиции один мальчик из другого класса сказал Мариите, что она себя слишком высоко поставила, прямо  наравне учителя она командует всеми, и все ей подчиняются. Обидным было вовсе не это, а то, что один из её друзей поддержал его, сказав, что в последней постановке Мариита абсолютно не считалась ни с чьим мнением. Бросив в лицо своему приятелю: « Уж в твоём мнении точно никто не нуждается!», Мариита оставила группу и пришедших на репетицию зрителей одних, а сама побежала прочь из школы.
На улице к тому времени давно уже сгустились сумерки, с каждой минутой становилось всё темнее. Мариите стало обидно и непонятно оттого, что никто не стал на её защиту, все словно сговорились. Она не стала лить слёз, но и домой в угнетённом настроении ей тоже почему-то возвращаться не захотелось. Перейдя на спокойный шаг, Мариита прошлась по лесу до окраины, где стоял таинственный дом, где ещё недавно Мариита прыгала на руинах со своими друзьями. Ей казалось, что, когда пройдут годы, это место и её игры здесь с друзьями будут одними из первых воспоминаний о её жизни в этом городке. Тут она и остановилась. Ей вдруг захотелось сесть на эти руины и представить, что ничего не случилось, но в это время стал покрапывать небольшой дождь – руины намокли. Мариита зашла под арку и села на пол, думая о том, как бы поднять себе настроение. Скоро она увидела, как её друзья, видно заскучавшие в школе без неё, прошли мимо по лесной дороге, а её они и не заметили даже. Девочка продолжала молча сидеть, она всё-таки считала, что поступила правильно, уйдя от предателей.
Прошло совсем немного времени. В лесу было уже абсолютно  темно. Совсем рядом раздался незнакомый скрип, и Мариита вздрогнула от неожиданности и даже чуть вскрикнула, когда дверь таинственного дома отворилась, и из него вышла совсем молодая женщина, в чёрном вечернем платье, с завитыми белокурыми кудрями. Не менее удивившись и даже испугавшись, она сошла со ступенек к  арке, и, заметив Марииту, переведя дух, спросила:
- Что ты тут делаешь, девочка?
- Как видишь – сижу, - поникшим голосом ответила Мариита. – Я, наверное, напугала тебя. Признаюсь, что тоже не ожидала здесь кого-то встретить.
Незнакомка присела рядом, теперь Мариита видела её лицо и могла не бояться того, что это могло быть приведение.
- Тебя ведь никто не присылал сюда? – спросила женщина. – Откуда ты здесь взялась, мы ведь незнакомы?
- Хочешь, познакомимся? – предложила Мариита.
Взяв её руку, вышедшая из дома женщина внимательно посмотрела на девочку и ещё раз спросила:
- Скажи, ты просто так здесь сидишь?
- Ну, конечно, - решила снять с неё напряжение Мариита, - или ты думаешь, я пришла тебя грабить? Нет, я пришла сюда просто так, - голос Марииты звучал уже менее звонко, - мне просто захотелось побыть одной на природе, а этот дом мне так понравился, место возле него столь загадочное, что я решила здесь остановиться.
- А ты давно тут бываешь? – принялась дальше расспрашивать Марииту незнакомка. – Мне твоё лицо совсем кажется чужим.
- Конечно, ведь я в этот городок только на прошлой неделе переехала. Особо никого я тут ещё и не знаю. Меня зовут Мариита Леаль. А тебя?
- Динора Фаберман, - ответила женщина.
- Приятно познакомиться, - в целях вежливости произнесла Мариита. - Ты здесь живёшь?
- Нет, я не живу в этом доме, но об этом мы поговорим с тобой, чуть погодя. Для начала скажи, ты видела здесь одного мужчину, который примерно с полчаса вышел отсюда?
- Никого я здесь не видела, - ответ Марииты звучал более чем отрицательно. – Я вообще удивилась, когда увидела тебя, мы думали, здесь никто не живёт.
- Кто ещё был с тобой на этом месте? – насторожилась Динора.
- Мои будущие одноклассники. Как-то на днях мы здесь прогуливались по этим самым руинам, - Мариита указала своей новой знакомой на ступеньки, ведущие к дверям дома, из которого она только что вышла. - Но никто ничего не знает о том, что здесь кто-то живёт. А почему ты так этим интересуешься?
- Потому что это очень важно для меня, - пояснила Динора. – Знаешь, сейчас я очень спешу, но мне не хотелось бы, чтобы этот разговор был окончен. Я бы хотела с тобой завтра увидеться. Это возможно?
- Да, - согласилась Мариита, - к тому же я бы тоже хотела с тобой пообщаться.
- Вот и хорошо, - сказала Динора, вставая. - Ты уже идёшь?
Мариита поднялась, и они вместе последовали по дороге, ведущей к выходу из леса.
- А куда ты так спешишь? – поинтересовалась Мариита.
- У нас дома сегодня званый ужин, я не должна опоздать. Потом я тебе обо всём расскажу. Постой, - Динора вдруг остановилась, - Мариита, я хочу, чтобы ты мне сейчас кое-что пообещала: никому не говори о нашей встрече, вернее не упоминай ни при ком, ни  при каких обстоятельствах, что видела меня в этом доме, хорошо? Ты обещаешь мне?
- Конечно, - пообещала Мариита, - не беспокойся. Понимаю, что ты многое мне хочешь сейчас сказать, но время не позволяет, тогда уже встретимся завтра.
- Приятно иметь дело с понятливыми людьми, - Динора улыбнулась. – Я убегаю, прости, что бросаю тебя, и помни, что я буду ждать тебя завтра в одиннадцать на площади. Ты придёшь?
- Приду-приду, - подтвердила Мариита, и, попрощавшись со своей новой знакомой, побрела к дому.
А Динора Фаберман, сестра именно той самой Маргариты Фаберман и тётя её дочери Хулии, помчалась к себе домой, где действительно уже собирались гости. В её голове в тот миг неоднократно пробегала одна и та же мысль: «хорошо бы эта девчонка стала моей подругой, тогда мои свидания с Амадором будут полностью покрыты и ограждены от всяких предположений…».

+1

3

Если заинтересовало, пишите, я буду продолжать выкладывать все главы своего ремейка для вас http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif

0

4

Очень интересно http://i069.radikal.ru/1012/1a/a5f6adbbdfde.gif А почему ты решила именно ремейк этого сериала сделать?

Отредактировано кузя (22.12.2010 07:24)

0

5

Потому что это моя теленовелла, но я считаю, что её сняли несколько кратко, недостаточно раскрыли личности моих любимых героев. Поэтому я решила ввести сюда ещё и других героев, и создать своей ремейк.

Выкладывать дальше?

0

6

Mariita написал(а):

Выкладывать дальше?

выкладывай, я только за http://i069.radikal.ru/1012/1a/a5f6adbbdfde.gif

0

7

Mariita написал(а):

Выкладывать дальше?

Да выкладывай! С запоем прочитала выложенные серии. Главная героиня Мариита кажется интересной девочкой, хочется поскорее прочитать о ее встрече с Динорой!

0

8

С большим удовольствием!Всё только ради вас! Пишите только мнения потом http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/mail1.gif

0

9

Глава 2

Наутро, проснувшись и позавтракав, Мариита принялась собираться, чтобы не опоздать на встречу с Динорой. Хотя Даниэла и очень просила её составить ей компанию, сходить к Хосефине, Мариита отказалась, сказав, что дурные сплетни – занятие не для неё. Даниэла обиделась и сказала дочери, чтобы не просила её купить что-либо, потому что после встречи с Хосефиной она пойдёт по магазинам только с близняшками – они ведут себя не так вульгарно.
На площади её уже дожидалась Динора. Мариита, сразу заметив её, радостно подскочила к скамейке, где та сидела, и, поприветствовав её, сказала:
- Извини, я, наверное, тебя заставила долго ждать.
-  Нет, что ты, - переубедила её Динора, поднявшись, - нисколько. Идём?
- Пошли, - сказала Мариита. - А куда?
Динора, взяв её за руку, абсолютно по-дружески, пока они шли, принялась рассказывать.
- Сейчас мы пойдём с тобой в тот дом, около которого мы вчера с тобой встретились. Я тебе очень многое там расскажу только, когда уже придём. А пока ты мне расскажи о себе, откуда ты приехала и вообще.
- Приехала я из Испании, - принялась рассказывать Мариита.
- Вот как? Интересно. Я никогда не была в Испании.
- Я жила в самом Мадриде. До сих пор не могу забыть свой родной город, но здесь мне так понравилось, даже не знаю почему, но мне кажется, я жила тут всегда.
Динора и Мариита уже подходили к лесу.
- Я тоже родом не из Сан Бенито. Я сюда переехала примерно в том же возрасте, что и ты, это было около десяти с лишним лет назад. Тебе сколько лет?
- Почти тринадцать. А тебе?
- Двадцать один.
- А где ты жила до этого?
- В Германии, - ответила Динора, - это очень далеко отсюда. До сих пор не могу понять, почему мой отец захотел переехать именно сюда. Мне здесь совсем не по душе жить среди всего этого сброда.
- Ого, ты из Германии! – удивилась Мариита. – А там красиво было? Я тоже там никогда не была!
- Да уж, намного лучше, чем здесь!
- А ты, когда переехала сюда, легко научилась разговаривать по-испански? – поинтересовалась Мариита.
- Да, я с детства знала этот язык, - ответила Динора. – Моя мама была, как и ты, родом из Испании. Правда, я уже не помню, где именно она там жила, ну уж точно не в столице.
- Ты здесь с родителями живёшь? – спросила Мариита.
- Нет, они уже умерли, - весьма простодушно ответила Динора.
- Прости, я не знала, - всё же весьма посочувствовала ей по этому поводу Мариита.
- Я живу со своей старшей сестрой, её мужем и племянницей. Я её просто не выношу, - говорила Динора, когда они с Мариитой шли по безлюдному лесу.
- Твою племянницу зовут Хулия? – вдруг спросила Мариита.
- Откуда ты знаешь? – не могла понять Динора.
- Ты назвала вчера свою фамилию, и я поняла ещё тогда, из какой ты семьи. Одна особа по имени Хосефина, видно, вас очень ненавидит и распространяет дурные слухи о вашей семье.
- Она просто гадина! А откуда ты её знаешь?
- Мой отец – лучший друг её мужа, Амадора Монтеро, а мама вот подружилась с этой, как ты и выразилась. Но, не беспокойся, мне её слова ни по чём, мало ли что там у неё на уме.
- Ты только с родителями переехала?   
- Если бы! У меня ещё есть две сестры, на два года старше меня. Они близняшки. У нас постоянная война. Я их не выношу, как и они меня. Из-за них я стараюсь вообще не бывать дома, чтобы лишний раз не поссориться с мамой.
- Весёлая у тебя жизнь, - усмехнулась Динора.
К тому времени Мариита и Динора были уже возле дома.
- Просто не верится, что я узнаю, как тут внутри, - произнесла Мариита.
Динора уже было начала открывать дверь, как вдруг убрала ключ из замочной скважины.
- Что-то не так? - не поняла её действий Мариита.
- Нет, - Динора загадочно улыбнулась, - просто я бы хотела для начала, чтобы ты поклялась мне кое в чём. Хорошо?
- Ладно, - согласилась Мариита.
Они присели на разбитый бордюр ступенек, друг напротив друга, положив каждая одну руку себе на сердце, а вторую друг другу.
- Поклянись мне, Мариита, поклянись своей жизнью, - начала Динора, - что то, о чём я тебе расскажу, останется между нами и только между нами, навсегда! Обещай, что всегда будешь готова мне помочь и не выдашь меня ни при каких обстоятельствах.   
- Если только это никому не будет стоить жизни. Да, я клянусь тебе, Динора, что сохраню эту тайну и никогда тебя не выдам.
Динора не могла не поверить её словам.
- А теперь ты мне поклянись, - попросила Мариита. - Поклянись мне в том, что никогда меня не оставишь, особенно, если я буду в какой-то беде. Обещай, что никогда меня ни в чём не подставишь и будешь мне настоящей подругой.
- Клянусь! – не секундой не колеблясь, произнесла Динора. – Можешь не сомневаться во мне.
Мариита не могла поверить в то, что такое бывает. Ведь ещё вчера в такое же время суток она считала лучшими друзьями в этом городке своих будущих одноклассников, но на сегодняшний день этого всего уже словно и не было вовсе. За абсолютно минимальный отрезок её жизни в Сан Бенито теперь, как ей показалось, её лучшей подругой стала Динора Фаберман.
Динора отворила дверь, и они вошли в дом. Мариите здесь очень понравилось, поскольку, как снаружи, так и изнутри этот дом ей показался весьма необычным. Здесь стояла дорогая мебель, на стенах висели картины и ещё множество украшений различного рода искусства. Посмотрев гостиную, они прошли в спальню, где всё находилось в полном беспорядке.
- Садись, - Динора указала Мариите на разосланную постель, - не обращай внимания, что здесь такой хаос – служанка ещё не приходила.
- Ты говорила, что не живёшь здесь. А кому тогда принадлежит этот дом?
- Мне, - садясь рядом, ответила Динора, зная, что имеет дело с надёжным человеком, она принялась рассказывать всё начисто. – Его мне подарил мой любовник. Мы почти каждый день здесь тайно встречаемся.
- Ничего себе! – одновременно и восхитилась, и удивилась Мариита. – Наверное, он достаточно богат, раз может делать тебе такие подарки.
- Это самый богатый человек в городке. Ты знаешь его имя.
- Амадор Монтеро? - предположила Мариита, и Динора это ей тут же подтвердила. – Да, мир тесен. И об этом никто не знает?
- Даже не догадывается. И дальше всё должно продолжаться именно так, иначе может случиться непоправимое. Если про это хоть одной дохлой мухе станет известно – мне конец. Знаешь, как тут с подобными принято поступать – женщину, которая связалась с женатым мужчиной, выводят на площадь и на глазах всех жителей выставляют её тело на показ, причём каждый имеет право бросить в неё камнем, плюнуть и, просто коснуться до неё своими грязными лапами.
- Какой кошмар, прямо средневековье!
- Ты понимаешь, в каком аду я жила, будучи не в состоянии с кем-либо поделиться тем, что у меня на душе. Теперь хоть ты можешь разделить со мной все эти переживания.
- Не беспокойся, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы никто ничего не узнал.
- Спасибо тебе, Мариита, - поблагодарила её Динора. – Я так рада, что ты меня поддерживаешь. Я хочу, чтобы так было всегда.
- Так и будет, ведь ты же поклялась, что не оставишь меня, и я тоже всегда буду с тобой рядом, - уверяла её Мариита.
- Можно тебя попросить? – спросила Динора.
- О чём угодно! – Мариита была настолько восхищена тем, что Динора ей доверила свою самую главную тайну, что ей действительно в тот момент хотелось для неё что-нибудь сделать в знак благодарности.
- Я хочу, чтобы моя сестра Маргарита поняла, что мы с тобой действительно настоящие подруги и что знакомы уже, скажем, несколько недель. Хорошо? Это для того, чтобы её сомнения насчёт того, где я пропадаю, рассеялись.
- Конечно, могла бы и не просить об этом.
- Сегодня же я тебя со всеми своими познакомлю. 
- Буду очень рада. А ты где живёшь?
- Знаешь такой голубо-серый дом в девять этажей, что виден с площади?
- Конечно! Я ведь в нём живу! – воскликнула Мариита.
- Правда? – не могла поверить Динора. - Чудесно! Значит, мы живём совсем рядом. Перейдя дорогу от твоего дома, проходишь два двухэтажных дома, ты, наверное, заметила, что там идёт цепочка однообразных двухэтажных домом типа особняков, так вот, третий от твоего дома  - с решётками на нижних балконах – и есть мой дом. Сегодня ты там побываешь.
- Твоя семья ведь не будет против этого?
- Нет, все будут только рады тебе, вот увидишь.
После того, как Мариита немного рассказала о своей семье, Динора сказала:
- Теперь я открою тебе самую главную свою тайну. Моя настоящая любовь – это не Амадор Монтеро, а другой человек.
- Получается, ты просто так встречаешься с ним? – поняла Мариита.
- Да, он меня очень любит, просто с ума по мне сходит, а я не испытываю к нему даже половины чего-то подобного. Я встречаюсь с ним не только потому, что он богат и может подарить мне всё, что я только пожелаю, но ещё и для того, чтобы как-то забыться, уйти от реальности, от мыслей, которые напоминают мне о том, что мой любимый никогда не будет моим.
- А кто же он, в кого ты так влюблена?
- Это Фаусто Сантос – муж моей старшей сестры Маргариты. Я люблю его ещё с детства, с тех пор, как он был женихом моей сестры. С того дня, как он стал её мужем, я чувствую себя очень несчастной.
- Представляю, какого тебе – жить в одном доме с любимым и желанным мужчиной, но, не имея возможности сказать ему об этом, более того, видеть, как его обнимают руки твоей сестры, - Мариите стало жаль Динору, и она её обняла.
- Только ты знаешь об этом, - после такого жеста Динора окончательно поняла, что может доверять Мариите. -  Больше никто, потому что нет такого человека, которому бы я всё это смогла доверить. В Сан Бенито у меня не было хороших подруг, с которыми бы я разделила что-то подобное. Спасибо ещё раз, что ты меня понимаешь. 
Спустя немного времени Мариита вместе со своей подругой отправилась домой, где та жила вместе со своей семьёй. Мариите очень понравилась семья Диноры: её сестра Маргарита, такая добрая и милая женщина,  была рада принять гостью в своём доме и узнать, что эта девочка теперь будет жить в Сан Бенито. Фаусто – муж Маргариты, тоже очень понравился Мариите и вызвал в ней своего рода симпатию. А Хулия – дочь Маргариты и Фаусто показалась Мариите весьма хорошей девочкой, как и её мама. О том, что говорила про неё Хосефина, она сразу поняла, – всё это дешёвые грязные сплетни. Девочки познакомились и сразу нашли общий язык. Мариита немного рассказала Хулии о себе, и Хулия тоже поведала новой подружке о своей жизни и друзьях. Мариита пообедала вместе с семьёй Фаберман, а потом Хулия повела её показывать свою комнату, полную игрушек, просторную и уютную. 
- Ты в какой класс перешла? – спросила Хулия.
- В седьмой, а ты? 
- Я в шестой. Жаль, что не сможем вместе учиться.
- Зато мы всё равно будем в одной школе, - вовсе не унывала Мариита, - а сидеть в одном классе – это ещё не самое главное.
- Я познакомлю тебя со своими друзьями, - пообещала Хулия.
- Буду очень рада, - улыбнулась Мариита. – Слушай, а давай ты завтра вместе с ними придёшь в школу. Дело в том, что я там руковожу театральным кружком, вы тоже сможете там поучаствовать. Хотя… вчера я поругалась со своими друзьями из школы. Но всё равно, главное, что учительница София меня во всём поддерживает.
- Учительница София…не думаю, что она будет рада, если я приду в её театр – она меня не очень-то любит, - призналась Хулия. 
- Не важно. Ты теперь моя подруга, и если ты захочешь придти вместе со мной и своими друзьями – у тебя будет полное на это право, и я всегда тебя в этом поддержу.
- Как хорошо, что мы познакомились, - Хулии было приятно такое услышать. – А ты давно знаешь мою тётю? Она о тебе даже ничего и не рассказывала.
- Мы не так давно познакомились, ведь я же недавно переехала.
Мариита уточнила с Хулией, где они завтра встретятся, чтобы вместе пойти в школу. Потом они ещё немного поговорили, и Хулия убежала к друзьям на улицу, а Мариита пошла в спальню к Диноре, которая её уже заждалась.
- Вижу, тебе пришлось по душе общество моей племянницы, - сказала она, как только Мариита закрыла дверь.
- Она хороший человек, как и твоя сестра. Вообще твоя семья мне очень понравилась, Динора. Мне кажется, вы дружно живёте с Маргаритой, не то, что я со своими клонированными.
- По крайней мере, твои клонированные не отнимали у тебя твою любовь.
- Не унывай, прошу тебя, - Мариита, что было силы обняла Динору и радостно произнесла: - Ты рядом с ним, а это главное, как главное любить, а не быть любимой, поверь мне. Я так рада, что познакомилась с тобой и твоей семьёй. Думаю, мы станем очень хорошими друзьями!   
Вечером Динора провела Марииту до дома. Прежде чем проститься, она успела ей по дороге сказать:
- Приди завтра ко мне в дом у реки после обеда, только особо не задерживайся. Утром я встречаюсь с Амадором, а потом пойдём с тобой гулять.
- Прекрасно. Я до этого успею сходить в школьный театр, кстати, я договорилась с Хулией пойти туда вместе.
- Смотри осторожно, чтобы она потом не уплелась за тобой.
- Не беспокойся, у меня всегда всё рассчитано. До завтра!
- До завтра, Мариита, и спокойной ночи!
Дома Марииту встречал допрос.
- Где ты шлялась весь день, Мариита? – вызывающим тоном спросила её Даниэла. – Ты видишь, сколько времени?!
Хулиэтта и Мариэтта, довольные, злорадно улыбались.
- Ещё не ночь, мама. Зачем ты так кричишь? – попыталась унять её эмоции Мариита.
- Не хватало, чтобы ты ещё по ночам неизвестно где тягалась. И с кем ты была всё  это время?! Твоя подруга Бебес заходила к тебе со своими друзьями, и я узнала, что тебя с ними сегодня не было. Что произошло?
- Ничего особенного. Бебес, наверное, уже и забыла, что вчера я в ней нуждалась больше, чем сегодня.
- Ты не ходи вокруг да около, лучше скажи, где тебя носило?
- Я была у одних своих друзей, только и всего.
- У каких ещё друзей? Я их знаю? – Даниэле это всё не нравилось.
- Не думаю, но я вас познакомлю, если захочешь.
На защиту дочери встал Хуан Антонио. Видно, что он был в хорошем настроении и не желал, чтобы оно окончательно испортилось у его родных.
- Да оставь ты её, Даниэла, - попросил он. - Неужели ты думаешь, что наша дочь станет от тебя скрывать что-то плохое?
Когда Даниэла и Хуан Антонио ушли к себе, Мариэтта нагло промолвила:
- Можешь не сомневаться в этом, папочка! – она имела в виду слова отца о младшей дочери, за что и получила небольшую оплеуху от Марииты.
И так всегда - Мариите приходилось с каждым днём всё больше бороться с той несправедливой ненавистью, которую питали к ней её родные сёстры.

+3

10

Глава 3

Утром, собираясь в театральный кружок, Мариита думала о том, как лучше будет повести себя в ситуации, если все будут против того, чтобы принять в группу Хулию и её друзей. Раздался звонок в дверь, и Мариите почему-то показалось, что это Хулия, хотя они и договорились встретиться на улице у дома. Но это были Бебес и Армандо. Мариите пришлось впустить их в  квартиру, хотя держалась при этом она с ними далеко не приветливо.   
- Ну, вот и хорошо, идите вместе, - радостно промолвила Даниэла, увидев на пороге друзей своей дочери. – Бебес, смотри, чтобы она никуда не ускакала, как вчера.
Мариита недовольно посмотрела на мать, и та ушла в тот момент.
- Ты собираешься в театр? – спросила потом Бебес.
- Как видишь.
- Мариита, что с тобой? Ты какая-то не такая, - Бебес, нехотя поначалу признавать своей вины, принялась тормошить подругу.
- То же самое могу сказать и о тебе. Позавчера вечером ты тоже была не той, с кем я познакомилась, приехав в Сан Бенито.
- Ты сильно обиделась из-за того, что случилось в школе? – Бебес поняла, что ходить вокруг да около всё равно не имеет никакого смысла.
- Уже не важно, будем ли мы с тобой  говорить об этом или нет – на дураков и завистников никто не обижается, - с этими словами Мариита резко отворила входную дверь и указала на выход сначала своим друзьям, а затем вышла за ними вслед.   
- Мариита, поверь, никто не хотел, чтобы так вышло. Просто этот болван Херонимо поспорил в тот день с тем Вилли,  который высказал своё мнение о тебе. Херонимо не мог ничего другого сказать, иначе бы тот его побил, понимаешь?
- Что тут непонятного? Я теперь знаю, какие у меня друзья – трусливые, не умеющие постоять за себя и защитить других. Что, я не права?
Бебес смотрела на неё виноватым взором, но оправдываться больше не стала. Такое же выражение лица имел и Армандо. Ему вообще было стыдно и до ужаса не по себе.
Выйдя из лифта, Мариита и её друзья направились к выходу. На улице их уже дожидались Хулия, Пабло – сын Хосефины Монтеро и Амадора и Хуан де Диоз – мальчик-сирота, их лучший друг. Мариита, совсем не думая о том, что скажут на это Бебес и Армандо, радостно поспешила им навстречу.
- Привет, Хулия! – Мариита обняла подругу. – Молодец, что вы пришли!
- Познакомься, Мариита, - тут же попросила Хулия, обращая внимание на стоящих рядом Пабло и Хуана де Диоз, - это мои, а теперь также и твои друзья – Хуан де Диоз и Пабло.
- Привет, Мариита! – первым подал свой голос Пабло. – А мы ведь уже с тобой знакомы: помнишь, ты как-то приходила ко мне домой вместе со своей мамой?
- Помню, конечно! – улыбнулась Мариита. – Но тогда мы с тобой и не поговорили даже. Чудно, что ты оказался другом Хулии. Вы в одном классе?
- Да, - ответил Пабло.
- И Хуан де Диоз с вами вместе учится?
- Нет, я не учусь пока, - без особой весёлости, но и без грусти ответил второй мальчик.
- Отчего же так? – не поняла Мариита.
Хуан де Диоз выглядел неуверенно, возможно, поэтому он казался на первый взгляд таким неразговорчивым.
- Не обращай на него внимания, - слегка посмеялся Пабло, - он просто боится проклятья старой колдуньи Ремедиос.
- Ничего себе! – удивилась Мариита. – Такое ощущение, будто в Сан Бенито только об этом все и говорят. А что, эта колдунья действительно что-то может сделать?
- Нет, ничего она не может сделать, тем более, что Ремедиос и не колдунья вовсе, - уверенно произнесла Хулия. – Она всего лишь знахарка и к тому же – бабушка моей подруги Мирейи.
- Пару недель назад наш Хуан де Диоз кинул в её внучку грязью, - принялся с насмешкой пояснять Пабло, - а теперь вот он боится, что Мирейя пожаловалась своей бабке, а та скоро превратит его в наказание в жабу!
Пабло захохотал и получил подзатыльник от приятеля, который его вовсе не задел.
- Ой, - Хулия обратила внимание на стоящих рядом Бебес и Армандо, - Мариита, а это твои друзья?
- Да, Хулия, сейчас я вас познакомлю.
- Не стоит, - отозвалась Бебес, - я уже сто лет знаю, кто это такие. Даже не думала, что ты свяжешься с ними после того, что я тебе говорила.
- Твоё слово ничто по сравнению с моим личным мнением о людях, - сказала на это Мариита. – Думаю, сейчас мы не станем выяснять отношений, поскольку можем опоздать. Пойдёмте! – она обратилась к Хулии и своим новым приятелям.
Всю дорогу до школы Бебес и Армандо не промолвили ни слова. Зато Мариита с великой радостью продолжала общение со своими новыми друзьями.   
- А почему с вами не пришла Мирейя? – поинтересовалась Мариита.
- Она ведь по утрам обычно работает – продаёт хлеб, - пояснила Хулия, и улыбка тотчас же исчезла с её лица. – Не все могут веселиться на каникулах, к тому же, она и не ходит в школу.
- Ничего, мы как-нибудь сделаем её жизнь по веселее, - пообещала Мариита. 
В школе, как то и предполагалось, никто не выразил радости по случаю прихода Хулии Сантос и её друзей. Против Пабло никто ничего не имел, но вот о Хулии и Хуане де Диоз все тут же принялись шушукаться. Мариита сыграла свою роль в постановке безо всякого оживления. А когда решила поставить в известность учительницу Софию о том, что в завтрашней постановке примут участие и Хулия с Хуаном де Диоз, получила необсуждаемый отказ.
Вчетвером дети вышли первыми из школы, и Мариита почувствовала себя виноватой перед ними.
- Это она из-за меня не разрешила репетировать Хулии, - говорил о Софии Хуан де Диоз. - Она не захотела, чтобы в её театре занимался тот, кто не может оплатить обучение в школе.
Мариита, вспомнив, что Хуан де Диоз сирота, сочувственно на него посмотрела.
- Меня она тоже терпеть не может, - также сурово отозвалась об учительнице Марииты Хулия, - всегда попрекает во всём и смотрит так, будто я что-то плохое совершила. Хорошо, что она не моя учительница.
- Я была о ней совсем другого мнения, - высказалась и Мариита, - теперь просто не знаю, что и делать.
- Думаю, мы не будем играть в этом театре, - сказал Пабло. – Ты ведь слышала, что она сказала о моих друзьях, а без них и я не пойду туда.
- И я тогда тоже, - решительно промолвила Мариита.
- Но почему? – удивилась Хулия. – Ты ведь ещё вчера только говорила мне, что сцена – это часть твоей жизни.
- Сцена – это жизнь, - пояснила Мариита, - а жизнь среди предательства и глупых предрассудков мне не нужна. Если мои товарищи будут осуждать меня за то, какие у меня друзья, они мне таковыми больше не являются.
Мариита остановилась и посмотрела в небо. Хулия, Пабло и Хуан де Диоз обняли её.
- Спасибо тебе за то, что ты с нами, - сказал Хуан де Диоз, - ты настоящий друг, Мариита, каких немного.
Когда дети шли у реки, все остановились вдруг возле того самого дома, где вчера Мариита была с Динорой.
- Мне этот дом кажется таким таинственным, - сказала Хулия. – Стоит он тут посреди леса, и никто не знает, кто здесь живёт.
- Надо бы узнать у Мирейи, - предложил Хуан де Диоз.
- Бесполезно, - сказала Хулия. – Я уже спрашивала, она ничего не знает.
Пока дети стояли и любовались домом, их догнала Бебес.
- Чего тебе? – отойдя на пару шагов, спросила Мариита.
- Мариита, скажи, что произошло?
- Ты о чём?
- Я о твоей дружбе с этими… - Бебес даже не знала, как ей назвать новых приятелей Марииты. – Понимаешь, всем это совсем не нравится. И… не думаю, что с тобой будут общаться как прежде, если ты и дальше будешь появляться в их компании.
- Хорошо, что ты такая сердобольная. Но я не стану жертвовать ни чьим общением, а тем более дружбой, если только это не нравится кому-то.
- Понимаю, - с некоторой обидой произнесла Бебес. – Но ты ведь не хочешь, чтобы и София разочаровалась в тебе. Она тоже переменится к тебе, если…
- Всё довольно этого если, Бебес. Не нужно говорить о других, ты сначала о себе задумайся, ведь ты же соглашаешься с ними, а, значит, тебе незачем тут меня чему-либо учить. 
- Тогда я сейчас лучше пойду, - Бебес опустила голову. – Надеюсь, мы ещё встретимся.
- Как-никак мы будем учиться в одном классе, - Мариита попыталась улыбнуться, но у неё ничего не вышло.
Бебес вернулась в школьный театр, а Мариита, меньше минуты посмотрев ей вслед, поспешила к своим настоящим друзьям.
- Где Пабло? – спросила она, увидев, что Хуан де Диоз и Хулия стоят одни.
- Пошёл в этот дом, - Хулия указала рукой на дом у реки, что стоял в каких-то двадцати метрах от них, - только что мы видели, как из него вышел его папа.
У Марииты словно речь отняло. Она почувствовала, что вот-вот сейчас может всё раскрыться. Но возвращать Пабло обратно было плохой идеей, так как в таком случае они могут все вместе столкнуться с Динорой, поэтому Мариита решила немедленно увести всех подальше от этого места. К счастью, Хулия и Хуан де Диоз тоже не собирались дожидаться Пабло – Хулию ждала дома мама. Так дети и покинули лес. У своего дома Мариита попрощалась с Хулией и Хуаном де Диоз и скрылась за дверями холла. Заходить домой не было смысла: мама могла больше не пустить её на улицу, а ведь её уже ждала Динора. Мариита постояла у окна рядом со стойкой, где продавали книги и журналы, и внимательно проследила за тем, когда Хулия войдёт в свой дом, а Хуан де Диоз завернёт за угол.
- Чего это ты тут притаилась? – плеча Марииты коснулась чья-то рука, девочка обернулась и увидела Мариэтту.
- Не твоё дело! – ответила Мариита. – Что у тебя за привычка дурацкая – подкрадываться сзади?!
- Да ладно, я и не знала, что ты тут шпионишь.
- Мариита, - к сестре обратилась Хулиэтта, - мама просила тебя не задерживаться, поскольку мы сейчас пойдём к папе на завод.
- Скажешь маме, что через час я приду, - попросила Мариита и выскочила на улицу.
С Хулиэттой она ещё как-то находила общий язык. Мариите казалось, что с ней она всегда могла бы неплохо ладить, но Мариэтта, видно, дурно влияла на свою копию, поэтому Мариита не могла нормально общаться ни с одной из своих сестёр.
Придя к Диноре, Мариита вместе с ней тотчас же покинула дом у реки, и они отправились на площадь. По дороге Динора успела рассказать ей, как, выходя из дома, примерно полчаса назад, она столкнулась с Пабло. 
- Представь, я ведь знала, что он пошёл туда, – выслушав Динору, сказала Мариита. – Хорошо, что хоть ещё Хулия этого не знает.
- Я убедила Пабло в том, что человек, которого он видел – вовсе не его отец и попросила никому об этом не говорить.
- Не думаю, что он такой болтливый.
Динора поведала Мариите, что видеться в её доме у реки будет в дальнейшем не так безопасно, да и к тому же в этом нет необходимости – напротив, все должны думать, что Динора дружит с Мариитой и только с ней проводит всё то время, что пропадает. Прежде, чем попрощаться, Динора попросила Марииту завтра зайти либо в её дом, где она живёт с семьёй, или же она ей сама позвонит.
Мариита примчалась домой, когда все уже были в сборе и только дожидались её прихода.
- Мы уже думали, ты не придёшь, - сказала сразу Даниэла. - Ты столько пропадаешь. Надеюсь, ты была в школе?
- Где же ещё?
- А кто тебя может знать? – издевательским тоном протянула Мариэтта. – Говоришь, была в школе, а сама  в холле на первом этаже ютилась.   
- Не суй свой нос не в своё дело! – предупредила Мариита. 
- Девочки, не ссорьтесь, - попросила Даниэла. – Мариита, это правда, что говорит твоя сестра?   
- Да, только она ничего не знает. Я забегала посмотреть, не привезли ли нам журнал, который покупает учительница София, потому что в школе сегодня ничего такого не продавали.
Скоро Мариита вместе с мамой и сёстрами отправилась на сахарный завод «Ла Аврора», где теперь работал её отец. Завод этот находился примерно в восьми километрах от городка, но они последовали к нему пешком, чтобы, наконец, насладиться видом полей с тростниковыми плантациями. По пути Хулиэтта и Мариэтта то и дело ныли, что им жарко, тяжело идти. А Мариита вприпрыжку следовала впереди всех, время от времени напевая песенки, которые пела ещё в своей испанской школе и песни своих кумиров на английском языке. Она дурачилась, прыгая в свежий молодой тростник, забегала вглубь зарослей и наслаждалась свободой детства. Хулиэтта и Мариэтта не понимали этих её замашек, они только поглядывали на сестру с ухмылкой.
- Мариита, ты сейчас устанешь, и у тебя не будет сил на обратный путь, - говорила ей Даниэла.
Мариита на это только выбегала из тростника, крепко обнимала мать и следовала рядом с ней по песчаной тропе.
Так они добрались до завода, где их уже дожидался Хуан Антонио. Он с радостью показал своим родным основные достояния «Ла Авроры», сводил на своё рабочее место, а потом они все вместе, попрощавшись с Амадором, последовали на обратный путь.
Теперь Мариита уже не резвилась на плантациях, как маленький ребёнок, но не оттого, что устала, а потому, что ей хотелось мирно пройтись с родителями, и не важно, что рядом шли её невыносимые сёстры, главное, что они одна семья.
Уже темнело. Даниэла и Хуан Антонио говорили с детьми о том, что скоро они должны будут обязательно съездить в Веракрус – ближайший теперь для них город. Они были там, когда прилетели из Мадрида на самолёте, но достопримечательности этого чудного курортного города так и не увидели.
Было совсем темно, когда счастливая семья была в Сан Бенито. Они шли по улице, ведущей к их дому, проходя мимо дома Фаберманов, и Мариите так захотелось сказать своим родным, что здесь живут её друзья, но она знала, что никого особо это не обрадует, скорее, наоборот. А навстречу им в тот момент как раз шли Маргарита и Хулия.
- Привет! – поздоровались они с Мариитой.
- Ой, привет! – обрадовалась девочка. – Как дела?
- Хорошо, солнышко, - ответила Маргарита. – Заходи к нам по чаще, а то сегодня тебя не было слышно.         
- Мы ведь с Хулией сегодня были в нашем школьном театре.   
- Да она говорила мне. Хорошо, что ты и с моей дочкой подружилась. Ну, мы пойдём. Будем ждать тебя завтра. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Маргарита! Пока, Хулия!
- До завтра! – радостно попрощалась с ней девочка. 
Как только Хулия и Маргарита скрылись за дверями своего дома, Даниэла резко схватила дочь за руку и произнесла:
- Что это за новость такая!? Что я вижу?! Моя дочь любезничает на улице, и с кем же – с самой Маргаритой Фаберман! Я ведь правильно поняла, это она?! И с дочкой её ты тоже сплестись успела! Да как ты посмела?
- Мама, - Мариита испуганно посмотрела на Даниэлу. Видно, что она не ожидала такого поворота событий.
- Господи, и как же это тебя угораздило?!? – Даниэла ещё даже и не думала отступать.
- Даниэла, - вмешался Хуан Антонио, - не кричи на всю улицу, прошу, ты ведь знаешь, какие тут люди и какие сплетни они могут разнести.
- И зная это, ты, Мариита, подставляешь нас. Ты хочешь, чтобы на нас показывали пальцем, говорили: «Вот, посмотрите, эта семья общается с Сантос Фаберманами…».
Продолжить жене Хуан Антонио после очередной фразы упрёков позволил только дома, и тут-то уже Даниэла дала волю всему тому, что у неё накопилось высказать дочери на большую радость близнецам.
- Я ведь предупреждала тебя, Мариита, а ты, ты сделала мне назло! – Даниэла была словно не в себе. – Как ты могла связаться с этой семьёй после всего того, что мне рассказала Хосефина! Что теперь она подумает о тебе?!
- Мне совсем не важно, что она скажет, - говорила Мариита, с обидой глядя на мать. – Главное, что думаешь ты, а ты думаешь плохо, ты не веришь моим словам – Хулия Сантос и её мама вовсе не такие, как то тебе сказала Хосефина, она их просто ненавидит, вот и всё.   
- Не говори глупостей, Мариита. Можно подумать, ты знаешь больше неё.
- А кто такая Хосефина, что ты считаешь, будто она тут умнее всех? Я уверенна, что если бы её не было, ты не была бы так отрицательно настроена против этой семьи.
- Очень в этом сомневаюсь, Мариита, - Даниэла внимательно посмотрела на дочь. - Ты не будешь дружить с этой девочкой, а любезничать с её матерью тем более не станешь. В противном случае ты будешь выходить на улицу только в сопровождении меня или сестёр.
- Боже упаси! – злорадно перекрестилась Мариэтта!
- Не дождётесь! – залившись слезами, Мариита убежала спать.
Но сон долго не шёл к девочке. Она была слишком расстроена и не могла успокоиться. Ей было так обидно, что мама верит не ей, а какой-то Хосефине Монтеро, что не хотелось больше думать ни о чём. Успокаивало её лишь одно: она нашла настоящих друзей, и как бы то ни было, они будут рядом с ней любой ценой, разве что только не ценой жизни.

+3

11

Глава 4

Проснулась Мариита с некоторой туманностью и помутнением сознания. Так было всегда, когда она ругалась с кем-то перед сном, и, если от этого ей было невыносимо больно.  Позавтракав, безо всякой интонации в голосе, она сообщила матери, что уходит.
- Надеюсь, ты идёшь заниматься делом, а не собираешься проводить свои каникулы в дурной компании, - сказала ей Даниэла, естественно, имея в виду семью Фаберман.
- Я иду в церковь, мама, хочу привести свои мысли в порядок, - сказала на это Мариита. – Заодно и помолюсь за всех.
С местным священником падре Куко, родным братом Хосефины Монтеро, Мариита успела подружиться, бывая на утренних мессах каждое воскресенье. Она поняла, что одним из силуэтов счастья для местных жителей является общение с этим падре, который знает каждого и каждому может помочь, дать совет, и при этом ещё и быть добрым другом и наставником. Всё-таки Мариита была счастлива, приехав в такой городок.
Сегодня, придя в храм, Мариита первым делом решила исповедаться. Падре Куко был, как и всегда в таких случаях, весь во внимании и сосредоточенности.
- Падре, - говорила Мариита, - я хочу поговорить с вами о своей жизни в этом городке. Вы можете выслушать это и как исповедь и просто как мою проблему, которой я хочу поделиться именно с тем, кто действительно меня поймёт.
- Я слушаю тебя, дочь моя.
- Приехав в Сан Бенито, я очень полюбила этот городок, все его улицы и людей. Моя жизнь словно началась заново. Но мне не нравится, что в этой жизни продолжают жить такие вещи как злоба и непонимание. Я имею в виду семью Фаберман. Её многие не любят, говорят о ней разные гадости, к таким людям относится и ваша родная сестра Хосефина, падре, и моя мама – одна из них. Она поверила в эти сплетни, что ходят тут по округе. А я не верю в это, падре. Я познакомилась с этой семьёй, и точно знаю, что все они – очень хорошие. Бывает, что ты заблуждаешься в людях, тебе кажется, что они хорошие, а получается наоборот. Но это не тот случай, падре, поверьте. Маргарита Фаберман – добрая порядочная женщина, а её дочка Хулия стала моей подругой. Падре, я никогда не стала бы дружить с плохим человеком, а тем более переживать за то, что его все не любят.
- Понимаю тебя, Мариита, если ты не против, - предложил падре Куко,-  выйдем из  исповедальни, и продолжим разговор друг напротив друга, в храме пока всё равно никого нет, а я думаю, ты хочешь вылить мне душу не только как священнику.
Мариита, конечно же, согласилась. Они сели на лавочку, вторую от алтаря, и принялись дальше вести беседу.
- Твоя проблема весьма велика, - продолжил падре Куко, - но я с нею хорошо знаком, поэтому я смогу тебе помочь.
- Спасибо вам, падре, - с благодарностью посмотрела на него Мариита.
- Ты, верно, поняла то, что семья это неплохая, и что Маргарита Фаберман и её дочка вовсе не такие, как говорят о них многие сплетники. Хорошо, что ты не поддаёшься на их уловки, что тебя волнует эта проблема. Конечно, бороться с этим надо, но, только не применяя силы, а тем более, не пуская в ход кулаки. Надеюсь, ты меня понимаешь?
- Да, падре, я и не собиралась прибегать к этой крайности.
- Главное, чтобы твоё мнение об этой семье оставалось всё тем же, и ты продолжала дружить с этими людьми, доказывая тем самым им то, что ты не из тех, кто хочет запятнать их доброе имя. 
- Это я знаю падре, но как же мне быть с остальными? Дело в том, что моя мама категорически против этой семьи, против того, чтобы я не то, что бы общалась, а просто подходила к ним. Что мне делать, падре? Мне так больно осознавать то, что ваша сестра рассказывает моей маме все эти небылицы, а мама так преданно следует всем её советам и наказам, что её совсем не волнует моё мнение. Мама не слушает меня. Только запрещает общаться с Фаберманами и всё. Но это ведь не грех, если я буду продолжать общение с ними?
- Не вижу особой причины, чтобы тебе не общаться с этой семьёй, - сказал на это падре Куко. - И всё же ты должна будешь ещё раз спокойно обсудить всё это с матерью. Между вами не должно быть недоразумений. Возможно, ты не очень хорошо убедила её в своём мнении, в своей правоте. Ты должна убедить её в правоте своего выбора и мнения. А я, в свою очередь, поговорю с сестрой. Обещаю, ты не будешь больше страдать от исходящих из её уст принципов.
Когда беседа Марииты со священником почти подходила к концу, она заметила, что у входа в церковь её дожидается Хуан де Диоз. Падре Куко, зная о дружбе своего подопечного с этой девочкой, не стал её надолго задерживать. Он отпустил ей все её грехи, а затем был рад видеть, как они с Хуаном де Диоз, взявшись за руки, мило пошли по дороге, ведущей от храма к площади.
Падре Куко не раз укорял свою неразумную, принципиальную сестру в её недобрых намерениях по отношению к семье Фаберман, но все его наставления до сегодняшнего дня были словно пролиты впустую. Падре знал обо всех проблемах своей сестры Хосефины, о её амбициозной ненависти, основанной на обидах, что зародились много лет назад. Все эти годы она не могла простить Маргарите Фаберман того, что та была красивее и добрее её, всегда улыбалась при встрече и дарила всем окружающим своё хорошее настроение. Хосефина думала, что её муж Амадор по-прежнему был влюблён в неё, как и в молодости. Их отношения в последние месяцы были особенно невыносимыми, и поэтому Хосефина, как могла, вымещала всё накопившееся в себе зло на Маргарите, разнося по городку грязные сплетни о ней и её дочери. Она ведь и не предполагала того, кто является истинной виновницей всего сложившегося фарса. Не выяснив ситуацию, она сама же кинулась в крайность. А падре Куко оставалось лишь молить Господа о том, чтобы Он образумил его сестру и не дал окончательно утонуть в своей злобе.       
Мариита и Хуан де Диоз держали свой путь в лес, они шли в гости к Мирейе. Мариита поделилась с другом своей проблемой, которую только что узнал и падре Куко. Хуан де Диоз очень понимал свою подругу. От матери Пабло он и сам немало настрадался за всё своё детство. Хуан де Диоз рассказал Мариите, сколько унижений и обид пережил он с самого начала своей дружбы с Пабло, и всё только ради одного – ради друга.
- А зачем тебе к Мирейе идти? – поинтересовалась потом Мариита. – Просто так? Что там у тебя в корзинке?
- Эта корзинка Мирейи, - пояснил Хуан де Диоз. – Она забыла её у Хулии, и Хулия вот попросила меня передать её, а ещё и эту куклу, - Хуан де Диоз приподнял накидку, что покрывала корзину, и показал красивую куклу Мариите, которую Хулия решила подарить своей бедной подруге. При её виде Хуан де Диоз засмеялся, а потом смутился. – Может, ты сама отдашь это ей, а? Мне так не хочется идти к этой Мирейе, хотя она и неплохая, как я понял, но я не хочу встречаться с её бабкой.
- Ах, ты боишься? – верно поняла Мариита. – Нет, уж, пойдём вместе, тем более что я ведь с Мирейей то ещё и незнакома. Получится некрасиво, если при первой встрече я предстану перед ней как посыльная. Хуан де Диоз, а зачем же ты согласился пойти в дом к колдунье, если боишься?
- Ой, да не боюсь я, просто не хочу, - Хуану де Диоз было стыдно признавать свою трусость. - Тем более, Хулия ведь меня попросила, я не мог ей отказать.
- Тебе нравится Хулия? – спросила Мариита вполне открытым текстом.
- Да, - помолчав с полминуты, ответил ей мальчик и тут же оживился, - только ты не говори ей об этом! Очень тебя прошу, не выдавай меня.
- Конечно, но знай, что рано или поздно, а она об этом всё равно узнает…
Ещё издалека Мариита заметила у домика, куда они держали путь, Ремедиос и её внучку. С Ремедиос, высокой пожилой женщиной с длинными седыми волосами, Мариите уже предстояло встречаться на улице, поэтому особого страха при её виде она не испытывала.
Первым к хозяйкам деревянной лачуги подошёл Хуан де Диоз. Он вернул Мирейе корзинку, отдал куклу, чему черноволосая девочка с двумя не особо длинными косичками очень обрадовалась. Затем он сунул Ремедиос какие-то деньги, как оказалось, их тоже просила передать Хулия. Потом Хуан де Диоз решил познакомить Мирейю с Мариитой, которая стояла несколько в стороне, но одновременно это было совсем рядом. 
Мирейя, узнав, что пришедшая с Хуаном де Диоз девочка и есть та самая Мариита, о которой ей вчера рассказывала Хулия, очень рада была с ней познакомиться. И Мариита была рада ответить взаимностью ещё одной своей новой подруге. Перекинувшись несколькими фразами, что свойственно для первых минут знакомства, дети решили пойти прогуляться по площади.
- Тебе тоже двенадцать лет, как и Хулии и всем остальным? – спросила Мариита Мирейю.
- Нет, ещё пока одиннадцать ответила девочка. А тебе двенадцать?
- Уже почти тринадцать, - ответила Мариита. – Получается, вы с Хулией в разных классах?
- Я ведь не хожу в школу, - пояснила Мирейя. – Как понимаешь, у бабушки нет денег, чтобы заплатить за обучение. Мне даже самой приходится работать.
- Я тоже собираюсь пойти работать, - сказал на это Хуан де Диоз. – Падре Куко говорит, что в этом году ему не хватает денег на то, чтобы заплатить за мою учёбу. А мне не хочется учиться и сидеть у него на шее.
- Хорошо, что вы, дети, понимаете проблемы взрослых, - сказала Мариита. – В будущем это вам так пригодится!
На облаках сгустились тёмные серо-голубые тучи. Но и солнце при этом жаркими лучами продолжало освещать всю улицу. В атмосфере очень чувствовалась духота, казалось, что вот-вот потемнеет и польёт дождь, но этого почему-то не происходило.
Придя на площадь, дети забрались по лестнице  на второй этаж высокой старой беседки, что стояла в тени деревьев. Хуан де Диоз сбегал за мороженым, и они втроём стояли под навесом и любовались видом сверху.
- Как хорошо здесь, - только и могла промолвить Мариита. – И что я нашла таких друзей, как вы.
- Об этом и говорить нечего, - перебила её Мирейя. – Ты даже не представляешь, как я счастлива по этому поводу. Совсем ещё недавно я ходила себе тут одна, продавала хлеб и возвращалась домой. Никто из моих сверстников не подходил ко мне, ведь все думают, что я такая же, как и моя бабушка, хотя она ведь никакая не колдунья. Зато Хулия так не думала, вот я и стала с ней дружить, а ещё и с Пабло, Хуаном де Диоз, а теперь вот ещё и с тобой. Я даже не думала, что у меня появится столько друзей.
- А я всегда знала, что встречу здесь настоящих друзей, потому что я всегда верю в то, что всё хорошее где-то рядом.
- Я как-то видела тебя возле речки, - вспомнила Мирейя. – Ты была с какими-то ребятами из нашего городка. Они твои друзья?
- Я буду учиться с ними в одном классе, - пояснила Мариита, припоминая ту встречу в лесу, - но не думаю, что мы останемся такими уж друзьями, как то было во время моего переезда сюда.
Девочки очень разговорились, но тут их вынужден был прервать Хуан де Диоз.
- Мариита, это, по-моему, твои сёстры, - Хуан де Диоз указал на стоящих рядом с беседкой близняшек, рядом с которыми была Андреита и ещё одна девочка примерно их возраста.
Мариита решила не обращать внимания на сестёр. Зачем они ей были нужны? А Мариэтта тем временем, будто почувствовав мысли младшей сестры, подняла голову на стоящих за периллами детей, и, указав на них сестре и подругам, принялась язвить:
- Надо же, а мы тут уже спохватились, где ты пропадаешь. А ты, оказывается, совсем рядом, да и вполне довольна новой компанией.
- Мариэтта, не лезь, куда тебя не просят, а то сейчас схлопочешь! – сразу же предупредила её Мариита.
- Да ладно-ладно, я только хотела защитить тебя от дурного влияния.
Мариита тем временем сделала несколько шагов по лестнице вниз. Хулиэтта попросила сестру не влезать в передряги на улице.
- Ты хоть знаешь, что это за девчонка? - Мариэтта посмотрела на Мирейю. - Она ведь внучка всем известной здесь колдуньи Ремедиос, а ты тут позоришь нашу семью. Мало того, что сдружилась с этой негодной Хулией, так ещё тебе эта, без роду, без племени, понадобилась! 
Мариита сбежала с тёмно-зелёных железных ступенек и помчалась за отступающей назад нерешительными шагами сестрой. Мариэтта даже не пыталась убегать, она знала, что Мариита её всё равно достигнет. Так было и в этот раз. Мариита подошла к сестре, и, сказав ей пару «ласковых» слов, дала ей сильного пинка, да так, что Мариэтта не удержалась на ногах.   
- Ты просто грубиянка, - Хулиэтта и её друзья были тут как тут.
- Может ещё с тобой я тут буду разговаривать! – пригрозила ей кулаком Мариита. – Учти, Хулиэтта и ты, Мариэтта, тоже, я не потерплю всякого рода оскорблений и унижений. Мне не важно, что мама на вашей стороне и ваши глупые Андреита и эта, прости, не знаю твоего имени, - Мариита взглянула на стоящую рядом незнакомую девочку, подругу своих сестёр. - При подобном повторении так вгрею обеим, что мало не покажется!
Мариита вернулась к друзьям в беседку, а Хулиэтта и Мариэтта принялись жаловаться подругам, какая невыносимая у них сестра.
Мирейя и Хуан де Диоз сочувственно посмотрели на Марииту.
- Ну и сестра же у тебя! – высказалась Мирейя. – Представляю, каково тебе с ней жить.
- Она ведь у неё такая не одна, - поправил подругу Хуан де Диоз. – Их ведь две – они близнецы.
- Боже мой, тогда тем более невыносимо.
- Ну что ты, я ведь уже привыкла, - сказала Мариита. – К тому же, всегда могу дать им отпор. Вчера просто мама отругала меня за то, что я подружилась с Хулией, так они вот рады меня теперь подколоть.
- Моя бабушка не верит в то, что мама Хулии такая, как о ней говорят.
- И падре Куко мне говорит то же самое, - подал голос и Хуан де Диоз.   
- И я того же мнения об этой семье, - сказала и Мариита. – Мне никто не сможет запретить дружить с Хулией и по-доброму относиться к её родным.
Скоро дети разошлись кто куда: Мирейя принялась продавать пирожки на площади, Хуан де Диоз сказал, что его ждёт падре Куко, а Мариита пошла домой к семье Фаберман. Маргарита очень рада была видеть её в своём доме. 
- Почему ты такая невесёлая? – спросила она девочку.
- Вот с сёстрами поругалась на площади, - рассказала ей всё как было Мариита, да ещё и добавила о вчерашнем, хотя ей и очень не хотелось признаваться в том, что её мама против неё, Маргариты, и её семьи.
- Не печалься, - выслушав её, сказала Маргарита. – Мы всегда рады видеть тебя в своём доме, и не важно мнение остальных.
Мариите стало легче на душе оттого, что все её добрые друзья правильно её понимают.
- А Хулия дома? – спросила потом Мариита.
- Нет, ты знаешь, она вот только что ушла, сказала, что к друзьям, - ответила ей Маргарита. - Зато Динора дома, ты можешь к ней подняться.
Зайдя в спальню Диноры, Мариита застала её на кровати в очень нерадушном настроении.
- Что уже стряслось, пока меня не было? – сразу спросила Мариита. – Или ты недовольна, что я пришла без предупреждения?
- Нет, не говори ерунды, ты тут не причём, - ответила Динора, не пожелав и приподняться.
- Может, скажешь, почему ты не в духе?
- Я поругалась с Амадором, - так уж и быть, рассказала Динора. – Он взбесил меня тем, что ему не понравился мой приход на завод. Он принялся причитать по поводу того, что подумают рабочие, вообще, мы разругались очень сильно, и я ушла. И знаешь, что самое ужасное – меня видел дон Самуэль.
- А кто это?
- А, ну да, ты ведь не знаешь, это крёстный отец Хулии, и просто добрый друг нашей семьи, как и его жена, она крестная Хулии. Этот дон Самуэль работает на «Ла Авроре», и уж, конечно же, он теперь доложит всё своей жёнушке.
- Не переживай, всё обойдётся, ты лучше думай, как теперь будешь мириться с Амадором.
- Не собираюсь я с ним мириться. Если ему прижмёт, в чём я и не сомневаюсь, он и сам придёт. А я больше первая искать приключений не собираюсь. Побуду некоторое время в покое, по наслаждаюсь присутствием Фаусто, это куда приятнее и интереснее. Ты не находишь?
- Тебе виднее.
В спальню вошла вернувшаяся с улицы Хулия. Не выходя из комнаты своей тёти, она поведала Мариите не совсем приятную новость.
- Я недавно заходила к тебе домой, - сказала Хулия, - и, представляешь, твоя мама выгнала меня. Она сказала, что не желает, чтобы мы с тобой дружили.
- Вот, чёрт! – воскликнула Мариита.
- А ты что думала, Хулия, - отозвалась, услышав такое, Динора, - все будут терпеть твою наглую навязчивость? Мама Марииты, небось, сразу поняла, что ты за человек.   
- Динора, зачем ты так? – её слова страшно не понравились Мариите. – Хулия, пожалуйста, не обращай на это всё внимания. Вчера мне мама сказала то же самое, но мы всегда с тобой будем дружить, этому никто не сможет помешать. 
Тут дверь спальни резко отворилась и на пороге все увидели Даниэлу.
- Очень в этом сомневаюсь! - услышав последние слова дочери, заявила она. – Встань немедленно с этого грязного пола и, давай, следуй за мной.
- Мама не начинай всё заново, - тихо попросила Мариита, вставая и следуя к выходу, - мне так стыдно, что ты пришла в чужой дом и говоришь тут такое.
- А мне, думаешь, не стыдно осознавать, с кем связалась моя дочь! Господи, да иди же ты быстрее!
На защиту Марииты из спальни вышла Динора.
- Сеньора, ну не стоит проявлять сразу столько агрессии, - обратилась она к Даниэле. – Вот вы ругаете свою дочь, а она-то по сути дела и не виновата ни в чём вовсе. Да, моя племянница – не пример для подражания, она дурно влияет на своих сверстников, но вы ведь не думайте, что Мариита сама пожелала с ней общаться. Это Хулия навязалась к ней в подруги.
- Хорошо, что вы осознаёте правильно всю ситуацию, - Даниэла взяла Марииту за руку, и, уже спускаясь со ступенек и направляясь к выходу, сказала: – Однако я не нуждаюсь ни в чьих объяснениях.
Пока Даниэла вела Марииту домой, та, не вымолвив ни слова, лишь с обидой и непониманием поглядывала на мать.
А дома опять начался скандал. Хулиэтта и Мариэтта успели доложить матери о дружбе их сестры с внучкой колдуньи Ремедиос, за что Мариита тоже была отчитана по полной программе.
- С каким же сбродом ты связалась! – причитала Даниэла. – Можно подумать, у тебя нет никаких моральных принципов. Это же надо, ты связалась с этой поганой семейкой, так ещё тебя и к внучке знахарки потянуло! Да ты хоть представляешь, что может сделать её бабка?!? Она же ведьма, и к тому же не в себе. Посмей только пойти домой к этой сироте, уж туда-то я за тобой точно не пойду, если тебя беда настигнет.     
- Мама, ты не можешь так ненавидеть этих людей, - плача, говорила Мариита, - они тебе ничего плохого не сделали. А мне, зато они стали друзьями! Ты ведь не запрещаешь Хулиэтте или Мариэтте дружить с Андреитой или другими девочками или парнями. Так почему же и мне нельзя дружить, с кем я хочу?!   
- Ты сравнила этих милых девочек с этими вульгарными детьми, с которыми связалась. К тому же, я не запрещала тебе дружить с Бебес и всеми остальными детьми из твоей школы. Потому что то были дети из нормальных семей, а эти ведь!.. Одному Богу известно, чему тебя могут научить эти несовершеннолетние. Бедная Хосефина, её сын Пабло ведь тоже связался с этим сбродом.
- Её сын Пабло – просто молодец, - сказала, вспомнив друга, Мариита. – Он стал моим другом, как и Хулия, Мирейя и Хуан де Диоз, и я очень горжусь этим.
- Ушам своим не верю! – Даниэла едва не упала в обморок. – Знаешь что, Мариита, с этого дня ты наказана, и никуда, кроме школы ты больше не выйдешь! Кстати, твой друг Пабло тоже наказан. Хосефина мне рассказала, как сегодня он привёл в дом этого Хуана де Диоз, и тот хотел обчистить их дом.
- Чушь, это всё клевета, мама!
Но дальше спорить она не стала. Даниэла твёрдо стояла на своём. Хорошо, что хоть можно было воспользоваться телефоном, и Мариита позвонила Пабло. Он рассказал ей, что Хуан де Диоз вовсе не собирался ничего красть в их доме. Он только пришёл помочь Пабло найти деньги, чтобы заплатить за какие-то амулеты. Пабло попросил его найти сумку его мамы, Хуан де Диоз нашёл её, а Хосефина, увидев мальчика со своей сумкой в руках, не упустила возможности, чтобы доказать сыну, что он должен перестать дружить с этим мальчиком. Так она обвинила бедного сироту в воровстве. Мариита, сказав, что по возможности обязательно зайдёт к нему, попрощалась с Пабло. 
Поздно вечером ей ещё позвонила Динора. Даниэла не была против их разговора, поскольку подумала, услышав голос Диноры, что это звонит учительница Марииты.
Мариита была рада узнать, что Динора только что помирилась с Амадором, но на душе у неё от этого не стало легче.
- Сестра видела, как мы в саду целовались, - поделилась Динора, - но я ей всё объяснила. И всё же, моя ситуация обострилась.
- Я тоже так считаю.
- Знаешь, я сейчас не очень-то могу говорить, мало ли кто ещё услышит, но мне многое нужно будет тебе ещё рассказать. Ты сможешь придти завтра в мой дом у реки с утра, в любое время?
- Очень постараюсь.
- Понимаю, какие у тебя дома проблемы, но ты всё же очень постарайся, для меня это очень важно. А сейчас я пойду в церковь, хочу исповедаться священнику во всём. Надеюсь, там ещё не закрыто.
- В церковь? – удивилась Мариита. – На исповедь? Да!
- Ты чего так?
- Нет, ничего не подумай. Просто я сегодня тоже исповедалась, только с утра.
- Да-а? – удивилась Динора. – А зачем тебе это было?
- Ну, время от времени всем принято исповедаться, - просто пояснила Мариита. – Ну, иди уже, а то ещё закроется. Священникам тоже нужно спать.
Мариита к ночи уже немного успокоилась, больше оттого, что мама подумала, что звонила  учительница София, и она завтра сможет пойти к Диноре, а все будут думать, что она в школьном театре.

+2

12

Прочитала запоем все серии, которые ты выложила! Очень понравилось. Видно, что Мариита и Динора родственные души, раз так легко открывают друг другу секреты, не смотря на разницу в возрасте и тот момент, что они совсем не знакомы.

Mariita написал(а):

- Твоё слово ничто по сравнению с моим личным мнением о людях, - сказала на это Мариита. – Думаю, сейчас мы не станем выяснять отношений, поскольку можем опоздать

Сразу видно, что Мариита разве не по годам. Ей гораздо интереснее с Динорой.

В четвертой серии понравилось благородство Мариите, когда она напрямую высказала свое мнение о Хосефине.

0

13

Тома написал(а):

Прочитала запоем все серии, которые ты выложила! Очень понравилось.

Только не серии, а главы))хотя...как нравится, так и называй) http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif

Сейчас выложу дальше!

Тома написал(а):

Видно, что Мариита и Динора родственные души

мне так приятно это слышать, ты бы знала... http://www.rusforumz.com/library/template/smile/a/smiles/35.gif и ты не первая, кто читает этот роман и говорит мне это http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_impossible.gif

Тома написал(а):

В четвертой серии понравилось благородство Мариите, когда она напрямую высказала свое мнение о Хосефине.

ничего другого не оставалось...хотя и это особо ничего не поменяло.

Тома, сейчас выложу продолжение и буду как всегда ждать твоего мнения))) [взломанный сайт]

0

14

Глава 5
Утром Мариита уже словно и забыла обо всём. Девочка всегда была оптимисткой: даже в самом плохом всегда отыскивала лучшую сторону. Так было и сейчас – она верила, что со временем её мать сменит гнев на милость, и всё в жизни вновь станет как прежде.
В то время, пока её сёстры ещё спали, Мариита позавтракала и отправилась к Диноре к её тайному дому у реки. Динора ждала её на руиновых ступеньках. Мариита не спрашивала, почему она не приглашает её войти в дом. Она просто присела рядом и посмотрела вниз на цветущий лес, каким он всё-таки был необычным и красивым!
- У меня столько всего произошло за вчерашний вечер! – принялась рассказывать Динора. – Даже не знаю, с чего и начать.
Мариите было интересно узнать абсолютно всё, поэтому она была вся во внимании. Вначале Динора рассказала, как она сходила в церковь и призналась падре Куко в своей связи с мужем его сестры, а также и в любви к Фаусто. Мариита просто не могла поверить в то, как спокойно могла во всём этом её подруга признаться священнику. Рассказала Динора и о своём примирении с Амадором, и о том, как застала их в поцелуе Маргарита в саду. А главное о том, какие перемены это вызвало в её жизни.
- Знаешь, у меня такая новость, - сказала Динора уже после того, как все её рассказы были порассказаны. -  Представь, завтра вечером мы с Амадором улетаем жить в Монтеррей!
- Как это вы улетаете? – не осмыслила сказанного Мариита. – У него ведь своя семья, или вы уже всё всем рассказали? Постой, я чего-то не пойму, ты же говорила, что Маргарита думает, что вы с ним расстались. Как же ты улетишь с ним?
- Сестра думает, что я улетаю одна к нашим родственникам в Европу, - простодушно сказала Динора. – Никто не знает и никогда не узнает, разве что только через много лет, что Амадор и я, станем одной семьёй.
- Какой бред! – только и могла сказать Мариита. – Ничего более глупого я в своей жизни не слышала.
- А, по-твоему, я должна жить в этой грязной деревне и каждый день видеть, как моя сестра счастлива с моим любимым человеком?! – не выдержала Динора. – Конечно, ты ведь не понимаешь на самом деле, как я люблю Фаусто, и какая мука для меня осознавать то, что он никогда не сможет быть моим.
- Я, зато поняла другое – нашей дружбе конец, Динора. Ты всего лишь использовала меня, чтобы было, кем покрывать твои встречи с Амадором, - заключила Мариита. – Для тебя было главным устроить свою жизнь, а та клятва, что ты мне давала – только лишь пустые слова и ничего больше.
- Постой, что ты говоришь такое, - Диноре это весьма не понравилось, и она заметно изменилась в лице. - Зачем ты так? Только потому, что я уеду, ты теперь высказываешь мне все эти упрёки? Не ожидала я от тебя такого услышать!
- А я не думала, что ты настолько глупа и можешь бросить абсолютно всё ради денег, - Мариита с обидой отвернулась от Диноры на миг.
- Да не ради денег, сколько же тебе объяснять, Мариита! Я же говорю, что если останусь, не смогу больше сдерживать свои чувства к Фаусто. Пойми меня…
- Ладно, я пойду, - Мариита встала со ступенек. - Зачем только продолжать этот бессмысленный разговор?
- Подожди, - встала и Динора, - Мариита, мы ведь даже не попрощались с тобой. Можно я хотя бы обниму тебя?
- Не стоит, - Мариита, давая понять, что этим всё сказано, быстро спускается со ступенек, и, выйдя из арки следует к дороге.
- Ну и чёрт с тобой! – обижено крикнула ей вслед Динора, а потом добавила: – Не смей только кому-либо хотя бы заикнуться о том, что я тебе рассказывала о своей жизни!
- Не беспокойся, я умею исполнять клятву, в отличие от некоторых.
Мариита уже было вышла из леса, но слёзы залили всё её лицо, и ей не хотелось показываться такой никому на глаза. Она снова вернулась в лес, села возле тенистых деревьев недалеко от дома Диноры. Немного посидев в одиночестве, она заметила на дороге повозку с запряжённым ослом, возле которой стояла Ремедиос. Мариите стало не по себе оттого, что, как ей показалось, старуха наблюдала за домом Диноры. Потом к ней ещё подбегала Мирейя, но сразу же и ушла. А Ремедиос продолжала стоять. И когда только из дома вышла Динора, Ремедиос ударила осла кнутом и как будто бы последовала за ней. Мариите очень хотелось разузнать всё это, предупредить Динору о возможной опасности, но она не сделала этого. Обида и гордость словно убили в ней это желание.   
Мариита думала забежать к Мирейе, поскольку была совсем рядом с её домом, но снова не сделала того, что ей хотелось. Она пошла в школу, где не появлялась уже несколько дней. В это время там проходила очередная репетиция. Ей очень хотелось как-то уйти от реальности, забыться, и она стала играть в постановке, чтобы почувствовать на себе иную проблему. После завершения игры к ней подошла София и спросила, что же заставило её придти сюда.
- Моя жизнь, - ответила Мариита, - и жизнь всех людей. Кто-то счастлив оттого, что может придти в театр или посмотреть в кино на человеческие проблемы, которые их, возможно, никогда и не коснутся вовсе, а кто-то счастлив тем, что именно он даёт жизни тем, кого нет в реальности.
- Твои высказывания я скоро начну коллекционировать, - сказала на это София. – Мариита, скажи, что с тобой происходит? Ты какая-то не такая, как раньше, даже ребята это заметили.
- Это они не такие, - ответила Мариита. – Я же – обычнее не придумаешь, а если вы имеете в виду мою игру, то это естественно – в каждой новой роли актёр должен смотреться по-другому.
Мариита не особо была расположена к разговору. Да и слёзы вот-вот могли вновь нахлынуть – она возвращалась к своей жизни, никакая игра не загладила реальности.
- Всегда рада тебя здесь видеть, - в завершении их разговора сказала ей София. – Приходи чаще, а то без тебя тут всем скучно.
- На сцене не может быть скучно, - сказала Мариита.
- А после? – улыбнулась София.
София была доброй женщиной, хотя  и с большим характером. Но к детям она всегда старалась проявлять только любовь и понимание, ну и, конечно же, настойчивость и воспитание талантов – без этих принципов для неё иначе никак было нельзя.
Мариита полюбила эту учительницу. Любила она её и после того, как она не позволила Хулии Сантос и Хуану де Диоз играть на сцене. Сама же Мариита решила не бросать увлечения театром. Всё-таки это было частью её жизни.
Мариита пришла домой и рухнула на кровать. Ей не хотелось ни с кем говорить и ни о чём думать. Ей было спокойно оттого, что сёстры были где-то на улице, и никто её не доставал. Только вот мысли о том, что она потеряла такую подругу как Динора, не давали ей покоя.
Диноре в этот момент тоже было паршиво на душе. Она не думала, что Мариита так резко переменится и не захочет с ней даже попрощаться. Но на самом деле всё больше её терзала мысль о том, что она больше никогда не увидит своего любимого мужчину, Фаусто, в которого была влюблена с первого взгляда, еще, когда была ребёнком. Ради этого чувства она смогла бы пойти на любое безумство, но знала, что всё это будет, ни к чему, потому что Фаусто всей своей душой любил лишь одну женщину – её сестру Маргариту, которую бы он никогда не посмел предать. И, тем не менее, Динора не могла покинуть этот городок, в котором счастье для неё заключалось лишь в том, что она могла каждый день видеть Фаусто, и не увезти из него хотя бы одного трепетного воспоминания. И этим вечером она решила дождаться его с работы в гостиной, чтобы осуществить одно из самых больших желаний в своей жизни.
- Что ты тут делаешь одна, Динора? – спросил её Фаусто, войдя в гостиную.
- Тебя жду, - улыбаясь, отвечает ему Динора, которая уже чуть было не заснула, дожидаясь его в полумраке, чтобы её больше никто не заметил из домашних.
- Правда? – Фаусто также улыбается младшей сестре своей жены и присаживается рядом с не на диван. – И зачем же я тебе, если не секрет, понадобился?
Динора продолжает загадочно смотреть на своего возлюбленного и не сразу решается сказать ему желаемое.
- Ты уже точно решила, что уедешь от нас? – спросил потом Фаусто.
- Да, - ответила Динора. – Уже собрала вещи.
- Нам с Маргаритой тебя будет очень не хватать, - признался Фаусто. – Ты ведь для нас как старшая дочка.
Диноре последняя фраза явно не пришлась по душе, и, не дав Фаусто продолжить, она призналась ему:
- Я уезжаю, потому что больше не могу терзать себя.
- Но что же так тебя терзает? – недоумевал Фаусто.
- То, что я никогда не смогу быть рядом с мужчиной, которого люблю больше жизни, - ответила Динора.
- И кто же этот мужчина? – поинтересовался Фаусто.
- Ты, любимый! – в сердцах промолвила Динора и взглянула на него с нежностью. – Я любила тебя всю жизнь, но ты всегда видел во мне лишь ребёнка! А я не могу больше спокойно смотреть на то, как ты любишь мою сестру, как вы счастливы, в то время как я сгораю от желания обнять и поцеловать тебя!
- Динора, зачем ты мне сейчас всё это говоришь? – спрашивает Фаусто, глядя в её горящие пламенем любви большие карие глаза.
В ответ на его вопрос Динора обнимает его за шею и начинает страстно целовать. Фаусто поначалу не хочет поддаваться, но затем отвечает на её поцелуй взаимностью. Их поцелуй, рождённый глубоким чувством страсти и нежности, завершился также неожиданно, как и начался, когда Хулия, наблюдавшая за всем происходящим в гостиной с балкона, от неожиданности выронила из своих рук куклу. Естественно, Фаусто в тот момент волновало только состояние его дочери, поэтому он поспешил наверх, чтобы объясниться с ней. Динора ещё раз мысленно обвинила свою племянницу во всех своих несчастьях и неудачах, а затем отправилась в свою комнату, чтобы всю ночь напролёт думать лишь о нём одном – о Фаусто, вспоминая их первый поцелуй, который будет для неё единственным светлым воспоминанием, которое она увезёт в своём сердце в Монтеррей.

+1

15

Глава 6
На следующий день Мариита решила не унывать: жизнь ещё далеко не кончена, в ней ещё столько хорошего может случиться!
День сегодня был на редкость пасмурным, однако на улице было светло.
С утра Мариита отправилась к Хулии. Девочка, как и всегда, была рада её приходу. Она показала Мариите клетку с птичками, которую ей только недавно принесла Мирейя. 
- Больше недели назад мы с Пабло и Хуаном де Диоз нашли у нас в саду гнездо с птенчиками. Мы боялись, что они погибнут, ведь они такие маленькие. Вот мы и отнесли их бабушке Мирейи, и теперь, видишь, какие они красивые!
- Я всегда хотела иметь кого-то из животных дома, - поглаживая птенчиков через клетку, рассказала Мариита, - но мама никогда мне не позволяла.
- Ничего, зато ты сможешь всегда приходить ко мне, будешь видеть моих птичек.
- Конечно, я рада, что ты разделяешь со мной свои радости. Ты ведь рада, что у тебя появились птички, да?
- Ещё бы! Только ты какая-то грустная, Мариита. Это всё из-за того, что мама не разрешает тебе со мной дружить?
- Нет, я… просто мне немного тоскливо. Я всё не могу отойти от того, что вчера весь вечер сидела дома.   
- Послушай, - предложила Хулия, - давай, может, сходим к Пабло, покажем ему птичек, а? Или ты хочешь подождать мою тётю Динору? Она с утра ушла куда-то, я даже не знаю, где она пропадает.
- Нет, пойдём, - первое предложение было Мариите больше по душе, - я позавчера звонила Пабло, обещала зайти к нему в гости, когда смогу.
Девочки тем временем вышли из дома. Хулия захватила с собой клетку с тремя птенцами.
- О чём вы говорили с Пабло по телефону ещё? – поинтересовалась Хулия. 
- Он рассказал, что наказан, как и я, впрочем, и сидит дома, скучает.
- Да уж, мама у него такая, что не позавидуешь, - вздохнула Хулия. – Они всегда ругаются и обычно это из-за меня. Не знаю даже, почему его мама так меня не любит.     
- Не обращай внимания на принципиальных и зацикленных. Главное, что Пабло наш друг, я горжусь этим, как и тем, что он не подчиняется Хосефине и дружит с нами. Плохо вот только одно – моя мама общается с его матерью, а Хосефина, я точно уверена, дурно на неё влияет. Как бы я хотела, чтобы моя мама лучше дружила с твоей мамой, Хулия. Она у тебя такая хорошая, такая добрая.
- Да, спасибо, Мариита, - сказала Хулия, когда они уже прошли площадь и шли по лужайке к вилле Монтеро, - только моя тётя совсем не такая. Как хорошо, что она сегодня уезжает вечером, я просто дождаться этого не могу.
- Она всегда тебя не любила? – спросила Мариита.
- Да, представь себе, как и я её, - Хулия посмотрела на Марииту. – Я хочу тебе что-то сказать, только пообещай, что это будет между нами.
- О чём ты говоришь, разумеется.
- Вчера вечером я видела, как моя тётя в гостиной приставала к папе, а потом, представляешь, она обняла его и поцеловала. Я очень расстроилась из-за этого. Папа и тётя потом меня заметили. Папа сказал, что это они прощались, ведь тётя уезжает, но я точно знаю, что это был далеко не прощальный поцелуй. Тётя всегда хотела угодить моему папе, поэтому она мне не нравилась никогда.
- Понимаю тебя, Хулита, - Мариита про себя подумала, что Динора всё-таки добилась своего. - Но ты ведь не сказала про это своей маме? 
- Нет, я не хочу, чтобы она об этом узнала. Пускай тётя Динора скорее уезжает, тогда всё будет хорошо, я в этом уверена.
Девочки пришли к дому Монтеро. К счастью, в сам дом им заходить и встречаться с Хосефиной не пришлось – Пабло сидел в саду, недалеко от главного входа. Но он был каким-то печальным, поникшим, даже не выразил радости по поводу того, что к нему пришли подруги. Мариита, как обычно она делала, и то не смогла его развеселить: и у самой настроение было далеко не весёлым, да и Пабло был не разговорчив. Он особо и на птичек Хулии внимания не обратил, тогда уже девочки поняли, что дело серьёзное.     
- Пабло, может, ты поделишься с нами – почему ты такой понурый, - Мариита предложила другу выложить всё начистоту. – У тебя что-то в семье произошло?
- Мой папа сегодня уезжает от нас навсегда, - едва не плача, сказал Пабло.
- А куда? – спросила Хулия. – У него ведь иногда бывают командировки.   
- Это не командировка, я точно знаю, - Пабло изо всех сил сдерживал свои эмоции. – Вчера они с мамой сильно поругались. А сегодня папа попрощался со мной так, словно это навсегда.
- Как это? – не поняла Хулия.
- Я попросил его поехать с ним, а он отказал мне в этом. Он сказал, что не знает, когда вернётся, попросил, чтобы я оберегал маму. Так всегда говорят, когда прощаются надолго или навсегда. Я чувствую, что уже никогда больше не увижу своего папу, - мальчик не выдержал и заплакал.
- Ну, не стоит так, - девочки обняли своего друга. - Пабло, твой папа вернётся, а может быть и очень скоро, - Мариита хотела его поддержать, но это ей давалось нелегко -  Пабло был слишком безутешен.   
- Я лучше пойду, - сказал Пабло, поднимаясь с цветочной клумбы, - мне совсем сейчас не хочется играть и говорить тоже.
Мариита с Хулией понимали это, поэтому попрощались с другом и пошли к площади. Мариита к тому же прекрасно знала, в чём было всё дело, и она ещё больше возненавидела за всё Динору, и ещё раз убедилась в том, что не зря вчера ушла, сказав ей всё, что думает о ней.
- Мне очень жаль Пабло, - сказала она Хулии.
- И мне, - вздохнула Хулия. - Я бы не пережила того, если бы мои мама или папа покинули меня.
Когда девочки были на площади, небо стало совсем серым, начал подниматься ветер, и в атмосфере запахло дождём.
- Может, пойдём ко мне? -  предложила Хулия. 
- Нет, - отказалась Мариита, - сейчас дождь начнётся, я лучше домой пойду, чтобы мама лишний раз не ругалась.
- А ты будешь прощаться с моей тётей Динорой? – спросила Хулия. - Она ведь сегодня вечером уедет из Сан Бенито.
- Мы ещё вчера простились, - сказала Мариита. – Так что, я пойду. Увидимся завтра, Хулия. Пока!
- Пока, Мариита!
На душе у Марииты стало весьма не по себе. Она чувствовала себя соучастницей того, что затеяли Динора и Амадор, а ещё и того, что страдает ни в чём не повинный Пабло.
Когда Мариита пришла домой, Даниэла тут же поинтересовалась, где она была, и Мариита рассказала, что вместе с Хулией навещала Пабло.
- Это хорошо, что ты дружишь с сыном Хосефины, он воспитанный мальчик, - сказала Даниэла. - Но, напоминаю, вы меньше должны видеться с этой девчонкой Хулией Сантос и её непутёвыми товарищами.
У Марииты было не то настроение, чтобы воевать и доказывать свою правоту. Ничего не ответив матери, она ушла в свою комнату. Но Даниэла на этом ещё не оставила её в покое. Она вошла и сказала:
- Я вот вспомнила, как только ты ушла, к тебе приходила Динора, тётя этой девчонки Хулии Сантос. Она принесла тебе вот это, - Даниэла поставила на тумбочку дочери небольшую тёмную шкатулочку. - Там, похоже, какие-то побрякушки и ещё записка.
- Понятно.
- Ты не посмотришь на это? – удивилась равнодушию дочери Даниэла.
- Потом, сейчас не хочется.
- Я и не знала, что ты завела дружбу не только с Хулией, но и со всеми членами её семьи, - выходя из комнаты, сказала Даниэла. – Эта девушка, тётя Хулии, старше тебя не на один год, а пришла к тебе так спокойно, будто учится с тобой в одном классе.
- Удивительно, что ты не выставила её и даже приняла то, что она для меня принесла.
- Она мне показалось более приятной, чем её сестра.
- Как ты можешь судить о Маргарите, если даже минуты не общалась с ней?
- Иногда не обязательно общаться с человеком, чтобы понять, какой он.
- А вот в этом, мама, я с тобой уж точно не согласна.
Одной побыть Мариите долго особо не удалось. Сначала вернулись сёстры и отец, который сообщил об уезде Амадора и о том, что он теперь будет замещать его на заводе, поскольку тот доверил ему абсолютно всё, что касалось руководства «Ла Авроры». А потом пришла Бебес. Даниэла была весьма рада её приходу и тут же провела её в комнату дочери.
- София сказала, что ты вернулась в школьный театр, - поприветствовав подругу, сказала Бебес, - я рада этому.
В комнате на некоторое время воцарилось молчание, потому что Мариита не очень-то хотела говорить, а Бебес не знала, что ещё сказать.
- Ты что-то ещё хотела? – спросила Мариита. – Дело в том, я у меня не то настроение, чтобы болтать тут с тобой.
- Почему ты грустишь?
- Потому что вокруг полно непонимания и амбиций, - Мариите всё же не хотелось обидеть Бебес, - но к тебе это не относится. Если я уж и буду кого-то в чём-то винить, то не тебя, не беспокойся.
- Я не хочу, чтобы ты была такой, как сейчас, будь лучше, как раньше – весёлой, озорной. Мариита, я хочу сказать, что несмотря ни на что, мы с тобой останемся подругами. Я не хочу тебя терять.
- Спасибо, Бебес, но ты ведь знаешь – я дружу с Хулией Сантос, а это мало кому нравится.
- Почему ты стала с ней дружить?
- Она добрая и открытая, а ещё я не хочу приравниваться к тем, кто плохо говорит о ней и о её семье.   
Мариита понимала, что не сможет уговорить Бебес переменить своё мнение, она и не хотела разлучать её с её друзьями, поэтому сказала, что пусть всё остаётся так, как есть, а им никто не помешает иметь дружеские отношения. 
Начался сильный дождь. Бебес побежала домой. Мариита вышла на балкон и стала смотреть на то, как огромные потоки воды падали с неба на тротуар, который постепенно  превратился в ручей. Когда совсем стемнело, и началась гроза, Даниэла закрыла балкон, а Мариита отправилась в постель, но долго не смогла уснуть: гроза была слишком сильной, молнии сверкали, не переставая. Всё это весьма мешало сну, но, в конце концов, Мариита заснула.         
Но поспать этой ночью  Мариите, как и её семье, довелось недолго. Сон девочки был прерван пронзительным телефонным звонком. Звонили Хуану Антонио. По его голосу все сразу определили, что что-то случилось. В доме началось волнение, после чего, повесив телефонную трубку, Хуан Антонио печально сообщил:
- Амадор погиб… Он ехал с одной из сестёр Фаберман на машине, и они попали в аварию. Оба мертвы…
- Что ты говоришь, Хуан Антонио… Какой кошмар! – Даниэла тут же обняла мужа. Она знала, как ему нужна была её поддержка, ведь Амадор Монтеро был другом его детства. 
За окном продолжала бушевать гроза и молнии всё так же нервно сверкали.   
Мариита, услышав такое, спустя несколько минут полного шока, принялась плакать.
- Не плачь, - только и могла сказать Даниэла. - Мариита, пойми, твоему отцу больше сейчас нужна поддержка. 
- Я еду к Хосефине, - сообщил, не колеблясь, Хуан Антонио, - мне звонили рабочие с завода, сказали, нужно организовать похороны, поэтому я должен помочь, чем смогу.
- Конечно, поезжай, - поддержала его Даниэла. – Похороны ведь уже завтра будут?
- Да, - Хуан Антонио, оделся и, завязывая ботинки, пообещал: - Я позвоню, или, скорее всего, сам заеду за вами, чтобы пойти на похороны.   
Сёстры Марииты просто сидели, наблюдая за развитием событий и за тем, как плачет Мариита. А она  рыдала без умолка. Узнав о том, что вместе с Амадором погибла одна из сестёр Фаберман, она сразу поняла, что это была Динора. Никто и предположить не мог того, что так всё обернётся. Ведь если бы Мариита знала, что такое случится, разве бы стала она ругаться с Динорой? Получается, они так и расстались в ссоре, и Мариита уже никогда не скажет Диноре тёплых слов.     
- Не реви, - попросила её Даниэла, - она не стоит этого.
- Мама, Динора была моей подругой, она погибла, а я даже не помирилась и не простилась с ней.
- Будешь знать в следующий раз, как ссориться по пустякам, - Даниэла потушила свет, а потом вдруг снова включила. - Мариита, ведь любовницей Амадора была Маргарита. Почему ты так уверена в том, что там с ним была Динора?   
- Не твоё дело! Отстань от меня!!! – у Марииты душа разрывалась, и она не желала объяснять чего-либо попусту. – Мама, оставь меня в покое! Я ни о чём не хочу с тобой говорить. 
Даниэла ушла в свою спальню. А Мариита, заливаясь слезами, взяла с тумбочки шкатулку, которую утром принесла для неё Динора, и, открыв её, увидела в ней красивые переливающиеся, видно, что дорогие, серьги и небольшую записку. Бережно взяв серёжки, Мариита прислонила их к щеке, а затем положила рядом на кровать и принялась читать записку. Впервые она видела почерк Диноры на бумаге. А записка имела следующее содержание:
«Мариита! Хотя мне и  совсем немного довелось общаться с тобой, а к тому же, мы остались в ссоре, всё равно я хочу сказать, что очень люблю тебя. Возможно, когда-нибудь ты поймёшь, насколько мне всё это было важно, и не будешь больше держать на меня зла.
Видишь эти серёжки, что лежат в шкатулке? Их подарил мне отец на восемнадцатилетние. Я дарю их тебе, потому что это самое дорогое, что у меня есть, а ты – мне дорога не меньше, потому что ты моя лучшая подруга, и я никогда не забуду твоей поддержки и понимания. Я хочу, чтобы ты знала и помнила об этом.
Надеюсь, ещё когда-нибудь увидимся с тобой.     
Твоя Динора Фаберман».
Мариита, положив записку в шкатулку, ещё раз прислонила сверкающие при блеклом свете молний серьги к залитым слезами щекам, и,  подойдя к окну, за которым всё ещё барабанил дождь, промолвила:
- Господи! Почему всё так получилось? Динора, прости, что я не обняла тебя на прощание!..
Ещё не рассвело, когда убитая горем Мариита легла в постель и, не укрывшись одеялом, уснула. К тому времени и Хуан Антонио вернулся домой.  Мариита спала. Она уже не слышала того, как отец сообщил её матери о том, что вместе с Амадором погибла Маргарита Фаберман, а не её сестра Динора.

+1

16

Глава 7

Проснувшись, Мариита вначале почувствовала некоторое помутнение, пустоту, а потом боль, когда вспомнила о случившемся.
Все собирались на похороны Амадора в особняк Монтеро. И для Марииты был приготовлен траурный костюм. Одев его, девочка, печально посмотрев на мать, произнесла:
- Я хочу пойти в дом Фаберманов. У них тоже случилось несчастье.
- Ты послушай, что она несёт, Хуан Антонио, - Даниэла была вне себя, - у наших друзей такое горе, а ты смеешь думать о каком-то разврате!
- Динора была моей подругой, я должна пойти на её похороны, - Мариита захлёбывалась от слёз и непонимания, - папа! Я должна пойти!
- Ты потом сходишь к ним, Мариита, если мама позволит, - печальный Хуан Антонио обнял дочь, а потом спросил непонимающе: – Мариита, ты сказала Динора? Ты имела в виду, наверное, Маргариту, это она ведь погибла вместе с Амадором.
- Как? – Мариите показалось, что она ослышалась. 
- Ей, наверное, кошмар такой приснился! – посмеялась Мариэтта.
- Вот и я о том же, - Даниэла посмотрела в сторону мужа и дочерей, - со вчерашнего дня она всё твердит о Диноре, хотя всему городку давно известно, что Маргарита крутила шашни с Амадором. Вот и допрыгалась!
- Мама, мама! – не выдержала Мариита. – Что ты говоришь, опомнись! Папа, - девочка взглянула на отца, - почему мама Хулии была в машине Амадора? Неужели это так?
- Ты просто бестолковая, упрямая овечка! – Даниэла взглянула на дочь. – Кто же, по-твоему, с ним должен был быть? Мэрилин Монро? Мариита, не добивай меня своими выходками!   
Сколько Мариита не плакала и не умоляла, родители не позволили пойти ей к Фаберманам. Известие о том, что погибла не Динора, а Маргарита, даже ещё сильнее потрясло её. Она даже представить себе не могла, в каком состоянии находилась Хулия.
А Хулия была безутешна. Её мама действительно умерла. А вышло всё следующим образом. Маргарита узнала о том, что Динора решила сбежать с Амадором. Это произошло случайно, когда Хулия рассказала ей о печали своего друга Пабло по поводу того, что, по его словам, Амадор должен был покинуть их семью навсегда. Догадавшись о том, что Динора на самом деле не собирается лететь ни к каким их родственникам в Европу, Маргарита поняла, что её сестра, как и задумала, решила тайно убежать из городка с женатым мужчиной, и принялась действовать. Она не дала сестре совершить такую глупость, взяла и заперла её в спальне на ключ. Сама же она поспешила на пересечение дорог Тьерра-Бланко, где Амадор дожидался Динору, села к нему в машину и сказала, что у него ничего не выйдет. На улице была страшная непогода – гроза, дождь лил, не переставая. Амадор и Маргарита стали спорить, ругаться, а в это время машина потеряла управление и попала в аварию. Маргарита и Амадор погибли…
Семья Лауэр Леаль прибыла в дом Монтеро, когда там уже было полно людей. Весь городок пришёл проститься с Амадором и выразить соболезнования его семье.
Первым делом Даниэла, Хуан Антонио и сёстры-близнецы подошли к Хосефине и принялись утешать её. У Марииты же чуть сердце не остановилось при виде убивающегося Пабло у гроба родного отца. Хуан де Диоз, который тоже плакал, как мог, утешал своего друга. Подошла утешить Пабло и Мариита. Но и сама она была далеко не безутешна в тот момент. Кто бы мог подумать, что случится такое несчастье? Это было нечто страшное и непоправимое. Когда трое молчаливых детей тихо плакали у гроба Амадора, к ним подошёл падре Куко и сообщил Хуану де Диоз, что они должны ненадолго отлучиться в церковь, чтобы отслужить заупокойную мессу по Маргарите.   
- Падре, я до сих пор не верю, что и сеньора Маргарита тоже погибла! – поняв окончательно, что это правда, воскликнула Мариита. – Как же такое произошло?
- Только Богу это известно, дочь моя. Не отчаивайся так, Мариита, прошу тебя, - сердце падре Куко разрывалось не менее всех тут собравшихся, - тебе ведь нужно быть сильной, чтобы помочь справиться с этим горем не только Пабло, но и Хулии.
- Падре, попросите мою маму, чтобы она пустила меня пойти с вами в церковь!
- В этом нет необходимости, Мариита. Всё равно с Хулией вы сейчас встретитесь на кладбище. Идём, Хуан де Диоз, - падре Куко позвал мальчика, - мы должны всё успеть.
В доме Монтеро было страшно неуютно в этот день: повсюду стояли похоронные венки, везде слышались восклицания о том, что это Маргарита Фаберман погубила жизнь Амадора. 
Через некоторое время все собравшиеся были на кладбище. Погода была ветреной, но очень солнечной, от вчерашней бури почти не было и следа. Большая куча народа столпилась у разрытой могилы. Пришёл падре Куко, но завершающий обряд похорон ещё не был начат:  Хосефина не позволила брату начинать проповедь, пока все Фаберманы не уберутся с кладбища.
К тому времени, как все собравшиеся проститься с Амадором прибыли на кладбище, похороны Маргариты завершились. И те, кто пришёл с ней проститься, уже шли к выходу, подходя к огромной толпе глазеющего народа. С Маргаритой пришло проститься всего несколько человек, по сравнению с теми, кто пришёл на похороны Амадора. Среди этих немногих людей Мариита сразу увидела опечаленный образ бедной Хулии, которую обнимала её крестная, а рядом шёл дон Самуэль – крестный девочки и Динора. Да, она была жива и невредима. Также на похороны Маргариты Фаберман пришли Пруденсия – служанка семьи Фаберман и донья Ремедиос с Мирейей. В этой толпе ещё шёл какой-то неизвестный молодой человек и другой священник.
Пабло, заметив Хулию, тут же стал звать её:
- Хулия, Хулия!
Но Хосефина не дала ему продолжить.
- Я запрещаю тебе общаться с этой девчонкой, её мать отняла у нас отца! – таким был её приговор.
Мариита не смогла этого перенести. Не смогла она спокойно смотреть, как обвиняют ни в чём не повинных людей, как плачет бедная Хулия от этих ужасных слов Хосефины. Вырвавшись из объятий отца, Мариита тем самым вырвалась из толпы, соболезнующей Хосефине, и оказалась рядом с семьёй Фаберман.   
- Хулия, солнышко, прости, что меня не было рядом с тобой, - она обняла бедную заплаканную девочку, - не плачь, не плачь, милая, я прошу тебя!
Тело бедной Хулии содрогалось от страдания в объятиях  её подруги, пока донья Амалия не обняла её с другой стороны. Мариита подошла к Диноре. Они обнялись, после чего и ей Мариита выразила свои соболезнования, а потом, не желая покидать в беде своих друзей, Мариита, обняв Динору, пошла вместе со всеми Фаберманами, направляясь к выходу с кладбища.
- Мариита!!! – Даниэла не смогла пережить такого позора. – Куда это ты направилась?!? Вернись сейчас же!
Но Мариита не послушала мать. Да и Хуан Антонио не позволил Даниэле устроить скандал на кладбище. 
Мариита так и последовала вместе со всеми Фаберманами и их друзьями к выходу, где все они сели в машину Хильдардо – того неизвестного юноши, который, как выяснилось потом, работал у Фаусто на плантациях и имел хорошее отношение с их семьёй. Пока они ехали домой, Мариита утешала Хулию, чему была очень благодарна донья Амалия – крёстная Хулии, добрая порядочная женщина, у которой не было своих детей, но Хулию они с мужем любили как родную дочь, или даже ещё больше, ведь теперь, когда она наполовину осиротела, они обязаны были заботиться о ней, как о собственной дочери.
Приехав к дому Фаберманов, Динора поблагодарила за помощь Хильдардо, и он тут же уехал. Хулию ненадолго остались утешить в гостиной её крестные. Динора пошла к себе в спальню, а вслед за ней пошла и Мариита. В спальне Динора дала волю слезам, Мариита даже боялась её остановить. Но потом всё же, когда Динора села на кровать, она обняла её.
- Не плачь, Динора, пожалуйста, - успокаивала она её, - всё образуется постепенно, вот увидишь. Обещаю, что никогда не оставлю тебя и Хулию, я помогу вам, чем смогу.
- Спасибо, Мариита, - Динора с благодарностью и слезами на глазах посмотрела на неё, - ты единственная, кто мне сочувствует.
- Не переживай, прошу. Я буду рядом.
- Это я должна была погибнуть, а не Маргарита! – рыдала Динора. – Я не вынесу этого.
Мариита подала ей стакан холодной воды, а затем помогла прилечь.
- Отдохни немного, а я пойду к Хулии схожу. Сейчас я вернусь, не беспокойся.
Мариита зашла в комнату Хулии, но не застала там девочку.
- А где Хулия, Пруденсия? – спросила она у служанки, спустившись на первый этаж.
- В сад пошла, Мариита, - Пруденсия, добрая молодая женщина, опечаленно посмотрела на Марииту. – Спасибо, что не оставляешь Хулию. Она так сейчас нуждается в чьей-то поддержке.
- А Фаусто? – вспомнила Мариита. – Где же он? Почему его не было на похоронах?
- Он вчера как вернулся с известием о гибели сеньоры Маргариты, - Пруденсия не сдержалась, чтобы снова не заплакать, - заперся в своём кабинете и не выходит. Я уж и не знаю, что думать.
Обеспокоенная Мариита вышла в сад, где Хулия тем временем сидела на траве среди деревьев возле какой-то непонятной маленькой-маленькой могилки с красным цветком. Обняв девочку, Мариита спросила:
- Что это, Хулита? – Мариита обратила внимание на стоящую рядом пустую клетку. – Зачем ты её открыла?
- Одна моя птичка умерла, - пояснила девочка, - я её похоронила, а двух других отпустила на волю. Не хочу, чтобы ещё кто-то умер.
Хулия заплакала. Мариита, не переставая, гладила её по голове, говоря ласковые слова.
- Не печалься, малышка, скоро твоя боль пройдёт, а останутся только светлые воспоминания о твоей маме. Мне самой невыносимо больно от того, что с ней случилось, но мы не в силах чего-либо изменить. Я всегда буду рядом, и ты сможешь абсолютно во всём на меня рассчитывать. Твоя мамочка позаботится с небес о том, чтобы ты была счастлива. Она будет оберегать тебя, а ты, глядя на звёзды ночью, сможешь ей улыбаться. И ты обязательно почувствуешь её тепло, твоя мама всё равно будет рядом. И хотя она умерла, она не забыла про тебя, она тебя продолжает любить, как и ты её.
- Мне тоже кажется, что мама рядом. Я не хочу верить в то, что она умерла.
Мариита отвела Хулию в её комнату. Побыла с ней некоторое время, пока девочка не уснула, а потом пошла к Диноре, которая рассказала ей о том, как всё случилось вчера ночью, и умоляла Марииту никому ничего не говорить. Мариита знала, что всё равно уже ничего не исправишь, так зачем бередить рану, тем самым доставляя ещё больше страданий Хулии.
Вечером Мариита вернулась домой. Даниэла, как только она вошла, сильно схватила её за руку и принялась кричать:   
- Как ты посмела опозорить меня на весь городок?!? Ты просто невыносима, Мариита. Мне стыдно, что у меня такая дочь.
Хорошо, что дома был Хуан Антонио. Он освободил дочь из цепких рук матери, так что, ей не пришлось покалечить ни в чём не повинную девочку, хотя она была и на грани того. Мариита почти всю ночь не спала. Слёзы душили её, заливая всю подушку. Это был один из самых неприятных дней Марииты во время её пребывания в Сан Бенито.

+1

17

Глава 8

Хуан Антонио с утра отправился на завод – дел там было неотложных уйма. Мариита осталась в обществе матери и сестёр. Даниэла вела себя с дочерью настороженно, как бы ожидая, что она ей что-то выкинет. Когда Мариэтта с Хулиэттой ушли гулять вместе с Андреитой, Даниэла, собравшись, поставила в известность Марииту:
- Мы пойдём с тобой к Хосефине. Ей нужна моя поддержка, а ты увидишься с Пабло.
- Я не хочу идти к Хосефине, - твёрдо заявила Мариита. – Мне нечего там делать.
- А у Фаберманов тебе, значит, есть, что делать?! – не выдержала Даниэла и близко подошла к сидящей без движения за кухонным столом дочери. – Пойми Мариита, ты туда больше не пойдёшь, нравится тебе это или нет, а ты теперь будешь ходить только в моём обществе или своих сестёр! Ты сама так решила, поскольку ослушалась меня.   
- Мама, ты не можешь насиловать меня. Я не пойду к Хосефине.
- Ну, не станешь же ты такой жарой весь день дома сидеть?
- Я хочу пойти в школьный театр, - потупившись, сказала Мариита. – В выходные я там не была. 
- Ты хочешь в театр?! - Даниэла внимательно посмотрела на дочь – не врёт ли она. - Хорошо, но мы пойдём туда вместе. Я хочу лично удостовериться в том, что ты пойдёшь именно в школу, а не в дом разврата.   
И Даниэла повела дочь в школу через лес. Всю дорогу Мариита была молчаливой, поскольку говорить о чём-то плохом ей не хотелось, а для того, чтобы говорить о хорошем, у неё не было настроения. Даниэла оставила дочь в школе, а сама отправилась к Хосефине. Играть на сцене у Марииты на этот раз не было сил, поэтому она сидела в зале и смотрела, как это делают другие. Бебес, увидев подругу, сбежала со сцены и тот час же села рядом с ней.
- Хорошо, что ты пришла, - сказала она. – Тут все только и делают, что говорят о том, как ты вчера ушла с Фаберманами с кладбища. Хочу тебя предупредить насчёт того, если тебя начнут осуждать.   
- Не думаю, что кто-то осмелится, - улыбнувшись через силу, предположила Мариита. – Ты тоже вчера была на похоронах Амадора? Я тебя не видела.
- Естественно, там ведь было столько народа. Но мы с мамой и папой были только на кладбище. Стояли в самой толпе.
Когда Бебес ускакала на сцену, к Мариите ещё подошли поболтать София и некоторые её школьные приятели, но никто, как правильно предположила Мариита, не осмелился ей что-либо сказать по поводу её дружбы с семьёй Фаберман.
А потом дверь театрального помещения отворилась и туда вошла Динора, очень уставшая на вид. Мариита не ожидала её здесь увидеть, и, сразу, поприветствовав её, вышла вместе с ней на школьный двор.
- Ты и не представляешь даже, что мне вчера было за то, что я ушла с вами с кладбища, - принялась рассказывать Мариита, когда они присели на лавочку у входа. – Мама теперь меня от себя ни на шаг не отпускает. Просто чудо, что ты догадалась придти в школу.
Динора слушала её молча, опустив голову вниз. Мариита тогда поняла, что ей не до её рассказов.
- Динорита, - Мариита посмотрела на неё повнимательнее, - что-то случилось? Ты такая бледная, неразговорчивая. Что с тобой такое? 
- Фаусто прогнал меня из дома, - объяснила своё состояние Динора. – Даже не знаю, что мне теперь делать.
- Как выгнал? Взял, выставил из дома безо всякого объяснения?
- Он сказал, что никто в его доме не нуждается в моём присутствии, - на глазах Диноры появились слёзы. – А когда я сказала, что смогу помочь ему пережить его горе, взял и выставил меня вон. Мне некуда пойти, Мариита.
- А твой дом у реки?
- Это ещё одна проблема. Я не смогу жить там, потому что об этом доме знает Руфино – один тип с «Ла Авроры». Он был главным исполнителем  и  просто доверенным лицом Амадора, поэтому был в курсе всего, что у нас с ним было. И теперь он требует у меня этот дом взамен на молчание.   
- Что за чёрт! А ты что? Согласилась?
- Пока откупилась ожерельем Маргариты, а там не знаю, что будет.
- Пойдём ко мне, - не колеблясь, предложила Мариита, обняв Динору. – И не печалься ты так, всё будет в порядке.
- А что ты дома скажешь своим? – поинтересовалась Динора. – Не думаю, что они обрадуются моему появлению.
- В любом случае, я тебя не оставлю. Идём, а там посмотрим, что будет.
Когда они шли по лесу, Динора предупредила, что ей нужно ещё будет зайти в её дом у реки, чтобы забрать кое-какие вещи. Мариита поинтересовалась, как там Хулия, на что Динора ответила с безразличием. Мариита подумала, что к Хулии ей необходимо будет зайти, только как вот?
Пока они шли, Мариита заметила, что Динора идёт без лёгкости в движении, чуть пошатывается в сторону. Потом Динора вдруг остановилась и чуть отошла в сторону – её тошнило.
- Тебе плохо? – обеспокоено спросила Мариита. – Тебя тошнит. Что с тобой?
Динора молчала, а когда они уже подошли к дому, оперевшись на край стены, промолвила:
- Я беременна, Мариита.
- Боже мой! – девочка не ожидала услышать такого. – Что же ты собираешься с этим делать?
- Пока не знаю, - Динора выглядела опечаленной и задумчивой. – Все несчастия обрушились на меня сразу! Видно, это наказание!
- Мы придумаем что-нибудь, - Мариита старалась быть ласковой и понимающей. – Иди, бери, что ты там хотела, а я постою здесь – боюсь, чтобы мама за мной не вернулась и не застала нас в этом доме.
Динора надолго не задержалась, и они с Мариитой отправились к ней домой. К счастью, когда Мариита пришла домой с Динорой, там никого ещё не было. Динора вошла в комнату Марииты и тут же рухнула на её кровать без сил. 
- Я принесу тебе чего-нибудь поесть, ты, должно быть, голодная, - Мариита отправилась на кухню и пришла в спальню со всем необходимым.
У Диноры особо не было аппетита: её всё тошнило, да и сказывалось состояние после смерти и похорон сестры. Мариита сказала, что потом нужно будет сходить к ней домой за вещами. Скоро Динора заснула. А вскоре после этого домой пришли Хулиэтта и Мариэтта вместе с Андреитой. Что уж потом началось!…

+1

18

Глава 9       

Придя домой и, увидев, что Мариита привела в дом Динору Фаберман, Хулиэтта и Мариэтта, переглянувшись, принялись осуждающе нападать на сестру. 
- Ты с ума сошла! – первой начала, как обычно, Мариэтта. – Привести в дом эту… Мариита, как ты до такого додумалась только?!
- Не шуми тут, видишь, она спит! – угрожающим шёпотом произнесла Мариита, и, открыв дверь спальни сестёр, вошла в неё, и пришедшие последовали за ней.
Андреита, боясь, что сёстры сейчас друг другу лица перебьют, села на кровать одной из сестёр-близнецов, и стала наблюдать за зрелищем ругни. Мариэтта злобно смотрела на Марииту, став в позу, Хулиэтта была на шаг дальше.
- Пускай твоя подружка убирается вон! – заявила Мариэтта. – Это ведь такой позор – в нашем доме сестра Маргариты Фаберман.
- Меня так бесит, что ты постоянно повторяешь слова мамы! Думаешь, стать на неё похожей или хочешь, чтобы мама оценила, как ты ей подражаешь?
- А меня бесит твоя глупая пустота: неужели ты не понимаешь, что, общаясь с этими людьми, ты делаешь обстановку в семье просто невыносимой? – Мариэтта отворила дверь спальни и громко произнесла, обращаясь к спящей Диноре: – Э-эй, сеньорита, вы тут надолго обосновались? Попрошу освободить помещение!
- Ты что это себе позволяешь? – Мариита пихнула сестру так, что та снова оказалась в своей спальне. – Она никуда отсюда не уйдёт! Так и знай!
Мариэтта дала сестре пощёчину со словами:
- Очень в этом сомневаюсь! Кто здесь старший? Будешь меня уважать, противная соплячка!
- Сейчас посмотрим! – Мариита от сильной обиды и злобы накинулась на сестру, запрыгнув ей на плечи. Девочки упали на пол, и Мариита схватила Мариэтту так сильно за волосы, что та своим криком разбудила Динору. Хулиэтта принялась оттягивать Марииту от сестры и тоже получила от неё по лбу. Хорошо, что хоть Андреита была с ними, и вместе с ней Хулиэтте удалось разнять Марииту и Мариэтту. Мариэтта сидела на кровати, приходя в себя, и плакала. Хулиэтта утешала сестру, то и дело, возмущаясь поведению Марииты. Тихая Андреита и не встревала в их разговор.
- Как можно быть такой бесчеловечной? – спрашивала Хулиэтта. – Родную сестру так покалечить!
- И ты ещё смеешь говорить, что я бесчеловечная? – Мариите было обидно до слёз. – Да вы сами не понимаете человеческих страданий! Вы ещё никому не посочувствовали в этой жизни. Зачем же вы вообще живёте?
- Об этом ты с падре Куко философствуй, - ехидно предложила Хулиэтта. – У тебя с ним, как я заметила, такие же тёплые отношения, как и с семейкой Фаберман.
- Не смей упрекать меня в чём-то, а то сейчас получишь!
Мариита уже было встала с места, чтобы поднять кулак на сестру, но тут послышались шаги за входной дверью, а потом и раздался звонок. Мариите стало не по себе оттого, что сейчас придётся объясняться с родителями.   
- Минутку, - она перегородила путь поспешившей открыть дверь Хулиэтте, - предупреждаю, чтобы ни ты, ни ты, Мариэтта, не смели ничего доносить маме на меня.
- А с чего бы это? – поинтересовалась Хулиэтта.
- А с того, что у меня и без того проблем хватает, и они непременно появятся у вас, если хоть одно плохое слово будет сказано обо мне при маме.
- И что ты нам сделаешь? – наконец-то, подала голос и Мариэтта.
- Ну, вот, например, что касается тебя, то я скажу маме, о том, что ты курила за беседкой на площади. Можешь ничего не отрицать и не говорить, что я тебя перепутала с Хулиэттой, потому что она как раз таки тебя и прикрывала. Не будем отрицать, правда же?
Хулиэтта помчалась в прихожую открывать дверь – звонок уже разрывался. А Мариита решила предупредить проснувшуюся Динору о приходе родителей.
- И что мне теперь делать? – спросила Динора.
- Ничего, главное не обращай ни на что внимание. Я сумею за нас постоять, вот увидишь!
Да, Мариита верно предположила, это вернулась мать, а с ней был и отец. Можно было только представить себе реакцию Даниэлы, когда она увидела в доме гостью! Но, благодаря взглядам и наставлениям Хуана Антонио, ей приходилось более чем сдерживаться, иначе, если бы не муж, она давно бы уже разорвала и дочь, и её подругу.
- Я надеюсь, это ненадолго? – Даниэла стояла в спальне дочери, где на тот момент были все. – Терпеть не могу незнакомых людей в своём доме, а тем более, если у них такая репутация, - Даниэла посмотрела на безразлично лежащую Динору.
- Этой репутацией она обязана твоей подруге Хосефине, - напомнила Мариита.
- Ты поговори ещё у меня и увидишь, что будет, - ответила на это мать.
Близнецы стояли в ожидании того, чтобы их сестра получила по заслугам, но этого всё не происходило. Хуан Антонио попросил не накалять обстановку, напоминая, что у девушки, которая находится в их квартире, только вчера была похоронена родная сестра. 
- Меня это не волнует, - сказала на это Даниэла. – В любом случае, мы ей ничем не обязаны.
Динора снова себя плохо почувствовала. У неё началась тошнота, и она поспешила в ванную.
- Боже мой! – произнесла Даниэла. – Она ещё и больная какая-то, оказывается! Мариита, я прошу тебя, заканчивай своё гостеприимство.
Когда Динора вернулась в спальню, Даниэла добавила:
- Вид у неё совсем нездоровый. Того и гляди, заразимся от неё чем-нибудь.
- Перестань, - Хуан Антонио отвёл жену на кухню, а потом ещё предупредил Марииту: - пожалуйста, не играй у неё на нервах. Лучше предложи своей подруге сходить на улицу или ещё что-нибудь придумай.
- Папа, - Мариита серьёзно посмотрела на отца, когда они были одни в прихожей, - Диноре очень плохо, она пока не может уйти, к тому же… знаешь, ей пока негде жить, и…
- Понимаю, что ты хочешь сказать, но ты же знаешь нашу маму, - Хуану Антонио не хотелось отказывать дочери и видеть её отчаяние. – Может, что-то и решим, посмотрим,– Хуан Антонио дал понять, что далеко не всё в его силах.
- Но ты же можешь настоять на том, чтобы мама не была против того, чтобы Динора хотя бы немного пожила у нас. 
- Я не хочу портить с ней отношений. К тому же, ты сама знаешь, как к нам все тут будут относиться, ведь семью этой девушки многие ненавидят.
Мариите было горько осознавать то, что её отец мог бы думать и иначе, но всё-таки из-за большинства он не сможет проявить своё благородство и благоразумие. Чтобы не думать об этом, она вернулась в спальню успокоить Динору, что всё нормально и ещё раз сказать, чтобы она не тревожилась по поводу беременности – она её не оставит.
К вечеру Диноре стало лучше, и Мариита предложила ей сходить вместе к ней домой – взять некоторые вещи, а заодно и Хулию проведать. Даниэла была против этого, но Хуан Антонио позволил дочери сходить с Динорой. Девочку радовало то, что отец хоть как-то её поддерживает.
- Мать у тебя такая неуступчивая и далеко недобрая, - высказалась Динора, когда они шли к её дому. - Я бы тебя с радостью от неё защитила, но ты сама понимаешь, что я не в силах теперь с ней воевать. Сёстры эти твои тоже мне не по духу пришлись.
- А кому они по духу? Разве что своей подружке Андреите! -  Мариита решила не вспоминать о плохом. – Иногда мне кажется, что лучше бы я осталась в Мадриде с дедушкой, бабушкой и тётей. Порой даже хочется уехать, но я не доставлю этим клонированным такой радости.
- И правильно сделаешь, - поддержала её Динора. – Хоть бы Фаусто нас не выставил, а то я так без вещей совсем останусь.
- В любом случае, мне он позволит навестить Хулию. Да и ты имеешь полное право взять всё то, что тебе принадлежит по праву.
- Только теперь от Фаусто можно чего угодно ожидать. После смерти Маргариты он просто озверел и ревность свою на каждом вымещает.
- Бедный, мне так жаль его, - с грустью промолвила Мариита. - Если бы он только знал, что его жена не хотела этого, что не по своей воле оказалась она в этой машине!
- Надеюсь, ты не станешь с ним разговаривать на эту тему? - Динора внимательно посмотрела на девочку. - Ты ведь понимаешь, что из этого могут выйти ещё более непоправимые последствия? 
- Не беспокойся, мне ни к чему, чтобы у тебя добавилось проблем. Я наоборот хочу помочь тебе.
Динора и Мариита пришли в дом семьи Фаберман. Динора отправилась в свою комнату за вещами, а Мариита пошла к Хулии. Девочка была рада ей, однако на лице её от этого не появилась улыбка. Она была всё такой же печальной, как и в день похорон своей матери. Мариита старалась не напоминать ей о несчастье, а радостно говорила о будущем. Но Хулия на это не поддавалась.
- Хулита, нельзя всё время грустить, - говорила Мариита. – Я прошу тебя, не печалься. Мы будем с тобой всегда вместе, я ведь уже говорила.
- Твоя мама ненавидит меня, как и все, - беззвучно сказала девочка.- Все только и мечтают, чтобы избавиться от меня.
- Не говори так, - попросила Мариита. – Я ведь этого не хочу. К тому же, у тебя есть папа и твои друзья, вы ведь такие неразлучные.
- Папа больше не любит меня, Мариита! – заплакав, воскликнула Хулия.
- Что ты такое говоришь? – Мариита обняла рыдающую девочку. – Он ведь не мог тебе этого сказать.
- Когда я утром пришла к нему в кабинет, он посмотрел на меня и сказал, что я вся в мать и что у меня нет ни одной его черты. А потом, когда я его обняла, он оттолкнул меня, представляешь, Мариита, он сказал, чтобы я ушла и не попадалась больше ему на глаза!
- Не расстраивайся, деточка, - Мариите было больно смотреть на ни в чём не повинного ребёнка. - Просто твой папа сейчас очень огорчён из-за смерти мамы. Я уверена, скоро всё станет на свои места, вот увидишь. Ты сегодня весь день была дома?
- Нет, ко мне зашла Мирейя, и мы пошли с ней на площадь. Встретили там Пабло и Хуана де Диоз.
- Видишь, как хорошо, - улыбнулась Мариита. - Твои друзья всегда будут рядом с тобой, как и я.
- Да, но ты не знаешь, что потом произошло на площади, - Хулия всхлипнула. – Туда приехала мама Пабло и стала кричать на всю площадь, что моя мама была плохой женщиной, которая рушила чужие семьи. Она сказала, что я такая же и чтобы Пабло не смел подходить ко мне, а потом увезла его.
- Ну и стерва! – не выдержала Мариита. – Я бы ей уж непременно ответила, если бы была рядом.
- А где ты была весь день?
Мариита, чтобы Хулия не думала о плохом, принялась ей рассказывать, как сходила в школу и что её тётя Динора, скорее всего, теперь будет жить с ними.
- Пускай она уходит, - услышав такое, произнесла Хулия, - она никогда меня не любила, и я не хочу, чтобы она с нами жила.
- Возможно, так будет лучше, - согласилась Мариита. – Твой папа будет думать только о тебе, и твоя жизнь постепенно наладится.
- Не думаю я так, Мариита. Папа говорит то же самое, что и Хосефина Монтеро, будто моя мама хотела сбежать с отцом Пабло. Но я точно знаю – она не делала этого! – отчаянию бедной девочки не было предела. – А ты веришь в это?
- Конечно же, милая моя! Я всегда это знала, - Мариита знала, что словами она ничего не исправит, но поддержать подругу ей всё же хотелось. – Даже не думай сомневаться в своей маме, Хулия. Всё, что о ней говорят – это жалкие сплетни завистливой женщины. Но она ответит за это, рано или поздно, ей придётся за это заплатить.
Когда уже было совсем поздно, Мариита вспомнила о Диноре и пошла за ней, поскольку им уже давно было пора возвращаться домой. Она залетела в её спальню, думая, что та её совсем уж заждалась. Но не тут то было! Мариита чуть дара речи не лишилась, когда увидела Динору на её кровати в страстных объятиях… Фаусто. Да-да, именно его! Они настолько были этим увлечены, что даже не заметили вошедшую девочку, которая была в шоке. Только выбежавшая следом из своей комнаты Хулия привела её в чувство. Услышав её шаги, Мариита поспешила мигом закрыть дверь спальни Диноры.
- Почему ты тут стоишь? – спросила Хулия. Мариита ей показалась взволнованной.
- Думала зайти за твоей тётей, чтобы идти домой.
- Так зайди, - Хулия только дотронулась до ручки двери, как Мариита её тотчас же одёрнула.
- Не надо, Хулия, - Мариита взяла девочку за руку и почти насильно увела в её комнату. - Динора очень устала и уже спит, не стоит её будить. Я лучше завтра за ней зайду. Ложись, моя хорошая, - Мариита расстелила её постель, - тебе тоже пора спать. День был не из лучших. После сна тебе будет легче.
Мариите пришлось ещё ненадолго задержаться в доме семьи Фаберман, чтобы убедиться в том, что Хулия уснула и не увидит того, что делают Динора и её отец. Потрясенная ещё одним крутым поворотом событий  в доме своих друзей, Мариита уже не стала ещё раз заходить к Диноре: вряд ли после такого она пойдёт теперь с ней. Девочка предупредила Пруденсию, чтобы она оберегала Хулию, и пошла домой.       
- Ты поздно, Мариита, - сказал ей отец. – Не следует ходить по городку ночью.
- Прости, папа, я понимаю, что слишком задержалась, - по-доброму извинилась Мариита.
- Ой, а где же твой пример подражания дружбы и порядочности? – язвительно спросила подошедшая Мариэтта.
- Да, действительно, где Динора, Мариита? – поинтересовался Хуан Антонио.
- Она уже уснула у себя дома, - ответила Мариита. – Я не стала её будить.
- Слава Богу! – с облегчением вздохнула Даниэла. – Надеюсь, больше ты её сюда не приведёшь? 
- Как получится, мама, - сказала на это девочка, и, перекусив, ушла спать.

+1

19

Глава 10

Утром Мариита предупредила родителей, что перед школьным театром зайдёт навестить Хулию. Как обычно, в адрес такого были сказаны некоторые упрёки, но запрета как такового девочка не услышала.
Мариита пришла в дом семьи Фаберман. Дверь ей открыла опечаленная Пруденсия. Мариита особо не стала ни о чём её расспрашивать, потому что, услышав доносящийся из гостиной плачь Хулии, сразу поспешила туда. Сидя на диване, Хулия рыдала в объятиях своей крёстной. Мариита присела рядом. Она боялась спросить, что произошло, поскольку не хотела узнать что-то плохое. Донья Амалия, должно быть, поняла это, поэтому сама тихо пояснила:
- Её отец и Динора решили пожениться, - сообщила она.
- Как это? – удивлению Марииты не было границ. – Кто вам такое сказал?
- Моя тётя, - Хулия обратила внимание на Марииту, - и папа это подтвердил. Они ушли зарегистрировать брак.
Мариита обняла рыдающую Хулию и принялась успокаивать, сама не зная, что сказать ей.
А скоро вернулись и Динора с Фаусто. Выглядели они вполне довольными. Никто бы и не предположил, что всего пару дней назад оба пережили большое горе. Хулия, увидев их, державшихся за руки, сразу же убежала наверх. Донья Амалия попыталась поговорить с Фаусто о неожиданном повороте событий, но у неё ничего не вышло: Фаусто сказал, что он сам знает, что хорошо для его дочери, а что нет, и попросил даже уйти крёстную Хулии. Динора была ко всему равнодушной. Её мечта сбылась, Мариита видела, насколько она была довольна собой. Не желая говорить с ней ни о чём, девочка поднялась в спальню Хулии.
Хулия была безутешна. Казалось,  весь мир был против неё и никто не хотел её утешить. Мариита едва не плакала, говоря, что всё будет хорошо, всё наладится, сама не уверенная в своих словах.
- Я не хочу больше так жить, - отчаянно говорила Хулия.
- Нет, что ты, Хулия, - не давала ей сдаваться Мариита. – А как же то, о чём мы с тобой говорили? Твоя мама всегда рядом с тобой, она о тебе непременно позаботится и сделает так, чтобы ты не страдала.
Утешить девочку зашла и Пруденсия. Пользуясь случаем, что Хулия не одна, Мариита пошла переговорить с Динорой, которая в это время находилась одна в своей спальне. Как только Мариита вошла, она радостно её обняла и принялась, не переставая говорить о том, как она довольна и счастлива. 
- Мариита, почему ты такая неживая? – Динора была не равнодушна к тому, как безэмоционально слушает её девочка. – Тебя как будто бы не радует то, что хоть одна моя проблема решилась.
- Это хорошо, Динора, - Мариита на миг улыбнулась, - но вместе с этим ещё есть и Хулия. Я переживаю за неё. Сама понимаешь, каково ей узнать такое после смерти матери.
- Это она сейчас капризничает. Потом и забудет, что это было её проблемой.
- А я вот так не думаю. Хочется всё-таки верить в то, что вы станете ближе, и ты хоть как-то сможешь о ней позаботиться.
Находиться в доме друзей было невыносимо в этот день, и Мариита поспешила ненадолго уйти. Спускаясь по лестнице, она столкнулась с Фаусто. Ничего не сказав ему, она пошла к выходу, и уже идя по улице, она рассуждала о том, что выглядел отец Хулии и муж Диноры далеко не счастливым, как казалось поначалу, а скорее очень даже наоборот.
Мариита решила навестить Пабло. Войдя в особняк Монтеро, она тут же столкнулась с Хосефиной.
- Здравствуй, Мариита! – сказала она. – Ты к Пабло пришла?
- К кому же ещё? Он дома?
- Дома. Проходи в его комнату и не надейся выманить его на улицу – Пабло наказан. Твоей матери следовало бы сделать с тобой тоже самое, чтобы ты знала, что значит не слушаться родителей.
- Это уже не вам решать, - Мариита быстро промчалась по лестнице и оказалась в комнате друга.
Пабло был рад Мариите, хотя это и не подняло ему настроения – мало того, что он был в подобной ситуации из-за дружбы с Хулией, как и Мариита, только в ещё более сложной, ведь он и оплакивал своего отца. Мариита рассказала мальчику о том, как тяжело живётся теперь Хулии, что она страдает не меньше его. Девочка не хотела долго надоедать другу. Понимая, что ничем сегодня она ему уже не сможет помочь, Мариита собралась уходить.
- Подожди, - вдруг попросил Пабло, - я хочу, чтобы ты передала Хулии письмо и вот это, - Пабло снял с шеи один амулет, а второй так и остался при нём. – Подожди одну минуточку, я быстро.
И Пабло на скорую руку набросал на бумаге ручкой несколько строк для лучшей подруги, затем протянул Мариите:
- Держи, - сказал он, - передашь это Хулии. Только, смотри, чтобы моя мама не увидела ничего.
- Будь спокоен, - Мариита надёжно сунула письмо и амулет в карман юбки, - всё будет исполнено.
Пабло улыбнулся, и Мариита вновь отправилась к Хулии. Ей уже давно пора было быть дома, поэтому задерживаться особо она не могла. Хулия была такой же печальной, но когда Мариита передала ей письмо, пришла в некоторое оживление. 
Дома Мариите пришлось признаться в том, что в школе она сегодня не была. Даниэла особо не ругала её за это, поскольку у неё появилась новая тема для возмущения – женитьба Фаусто Сантоса на сестре своей покойной жены. Впрочем, об этом осуждающе, не переставая, говорил весь городок.
После обеда, чтобы развеять мысли, Мариита всё-таки пошла в школьный театр. После постановок, когда уже начинало темнеть, словно в старые добрые времена, она решила прогуляться со своими друзьями. Никто не был против этого. Дети сидели возле дома на руинах, и только Мариита знала, кому этот дом принадлежал.
Перед тем, как вернуться домой, Мариита ещё раз пошла в дом семьи Фаберман, чтобы пожелать Хулии спокойной ночи. Дверь ей открыла встревоженная Динора.   
- Случилось что-то? – сразу же предположила Мариита.
- Хулия убежала из дома, - сказала Динора, заходя с девочкой в гостиную. – Эта девчонка вечно всё портит! Мы только решили с Фаусто сблизиться, и…
- Подожди, - перебила её Мариита, - так, где же Хулия? Как так получилось, что она убежала? Она ушла гулять и не вернулась?
- Никто ничего не знает. Она была дома, но тут её, вдруг, не стало. Недавно приходила Хосефина и сказала, что Пабло тоже исчез из дома, так что, они где-то вместе. Да, Хулия слишком быстро последовала примеру своей матери! 
- Динора, что ты говоришь, - Мариита встревожено посмотрела на часы: было почти десять вечера, - а вдруг с ними что-то случилось? Ты совсем не беспокоишься?
- Я больше беспокоюсь за Фаусто, он ушёл их искать, и я не знаю, кого мне теперь ждать.
Мариита чувствовала свою вину: ведь это она передала Хулии письмо Пабло. Возможно, в нём и был план побега, а Мариита ведь его не прочла. Но говорить об этом Диноре всё равно теперь уже не было смысла – и так все знали, что Хулия куда-то убежала с Пабло. 
Мариита просидела с Динорой ещё час, пока не пришла Даниэла и не увела её домой. О Хулии так ничего и не было известно. 
А Хулия в это время действительно была с Пабло. Они решили убежать из городка от страданий, а чтобы переждать ночь, остановились в пещере, что находилась на окраине леса. Дети верили, что с завтрашнего дня у них начнётся новая жизнь, и их никто и никогда уже не сможет отыскать.

+1

20

Тома, а как тебе связь моего романа с теленовеллой? И как тебе то, чего в теленовелле не было?

0


Вы здесь » "Telenovelas Com Amor" - форум сайта по новостям, теленовеллам, музыке и сериалам латиноамериканской культуры » #Твой сериал. Пишем сценарий » "В плену справедливости" - роман-ремейк на теленовеллу В плену страсти